Не может быть

Встреча моего сына с Дедом Морозом

С 1990 по 1999 год я жил и работал в Ульяновске. Интересное было время, с удовольствием вспоминаю и своих коллег, и учеников, и окружавших тогда меня людей.

Однажды на Новый год в Ульяновске произошла такая интересная история.

Как известно, в советские годы хорошую литературу надо было «достать», а потому, когда на нас нахлынул поток изданий замечательных, не печатавшихся ранее авторов, мы с женой покупали всё. В числе таких счастливых приобретений было собрание сочинений Саши Чёрного, которого мы очень любим.

Я прочитал своему сыну Ивану, которому тогда было что-то около десяти лет, несколько замечательных стихов этого поэта начала ХХ века и Ваня запал на Сашу Чёрного, с удовольствием читал его стихи и запоминал наиболее удачные четверостишия и даже отдельные стихотворения.

А надо вам знать, что в Ульяновске после встречи Нового года народ высыпает разгорячённый на улицу и гуляет – с гармошками, с выпивкой и закусками, радуется, поздравляет и угощает друг друга с праздником. Само собой разумеется, что кое-кто одевается Дедами Морозами и Снегурочками, и поздравляет детишек, даря им всякие конфеты и сладости.

Вот и мы, после встречи Нового года с женой и с сыном вышли погулять и подышать свежим морозным воздухом. На встречу нам попался как раз один такой Дед Мороз со Снегурочкой - весёлые, подвыпившие, радостные. Завидя маленького мальчика (Ивана), Дед Мороз принял строгий вид и обратился к Ивану со словами:

- А ну-ка, мальчик, ты хорошо себя вёл?

- Хорошо, Дед Мороз.

- Папу с мамой слушался?

- Слушался.

- Вот тебе конфетка и расскажи теперь дедушке стишок.

Рядом была какая-то тумба, Ваня забрался на неё. Все ожидали, что Ваня прочитает стихи про ёлочку или счастливое детство, но Ваня с выражением и воодушевлением прочитал стихотворение Саши Чёрного «Обстановочка». Вот оно, если кто забыл:

«Ревёт сынок. Побит за двойку с плюсом,
Жена на локоны взяла последний рубль,
Супруг, убитый лавочкой и флюсом,
Подсчитывает месячную убыль.
Кряхтят на счетах жалкие копейки:
Покупка зонтика и дров пробила брешь,
А розовый капот из бумазейки
Бросает в пот склонившуюся плешь.
Над самой головой насвистывает чижик
(Хоть птичка божия не кушала с утра),
На блюдце киснет одинокий рыжик,
Но водка выпита до капельки вчера.
Дочурка под кроватью ставит кошке клизму,
В наплыве счастья полуоткрывши рот,
И кошка, мрачному предавшись пессимизму,
Трагичным голосом взволнованно орёт.
Безбровая сестра в облезлой кацавейке
Насилует простуженный рояль,
А за стеной жиличка-белошвейка
Поёт романс: "Пойми мою печаль".
Как не понять? В столовой тараканы,
Оставя чёрствый хлеб, задумались слегка,
В буфете дребезжат сочувственно стаканы,
И сырость капает слезами с потолка».

Ошеломлённый Дед Мороз прослушал эти стихи, произнесённые десятилетним мальчиком, тяжело вздохнул, сочувственно погладил Ивана по голове, сунул ему вторую конфетку, и ушёл, что-то бормоча себе под нос и качая головой.

Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (отсюда).