Не может быть

Бывает в диссертационных советах и такое

Это было в 2014 году. Меня пригласили быть оппонентом по докторской диссертации в один из региональных советов, который, как это часто бывает, возглавляет ректор местного университета.

Предстояла защита сначала докторской, а потом – кандидатской диссертаций. Перед началом работы Совета меня, само собой разумеется, представили ректору – председателю совета. Пожали друг другу руки, обменялись визитками. Началась защита – стандартная процедура с результатами голосования в пользу защищающегося. Ничего из ряда вон выходящего.

Председатель Совета (он же ректор) после первой защиты объявил перерыв на обед. Чтобы далеко не ходить, обед был накрыт в соседнем зале. Столы ломились от закуски и выпивки. Мне особенно понравились шашлыки из свежей баранины. Застолье открыл ректор, поздравив новоиспечённого доктора наук, и выпив стопку водки. Пили и закусывали оживлённо - надо успеть перед второй защитой набраться сил и энергии. По окончанию обеда члены диссертационного совета вразнобой отправились на следующую защиту, а оппонентов по докторской, и меня в их числе, повезли за город на экскурсию. Было что посмотреть, но к семи часам вечера нам строго-настрого велено было вернуться на банкет в ресторан, что мы и сделали.

В ресторане были накрыты столы по высшему разряду, но народ ещё не подтянулся, и мы были одними из первых. Оценив план возможной рассадки гостей, я сел немного в стороне так, чтобы с одной стороны, никому не мешать, а с другой стороны, при этом видеть поле предстоящей битвы с выпивкой и закусками.

Не успел я это сделать, как неожиданно для меня рядом со мной плюхнулся в кресло ректор – он же председатель Диссертационного совета. Как мне потом объяснили, после обеда все пошли на защиту кандидатской диссертации, а он остался за столом и пил водку с братом новоиспечённого доктора наук. Брат, отношения к науке не имеющий, но подполковник в отставке, битву проиграл и в конце беседы с ректором свалился без чувств, а российская наука в лице ректора победила вооружённые силы, хоть и в отставке. И вот это самое лицо российской науки и соответствующее ему грузное тело опустились с шумом в кресло рядом со мной. После пяти часов непрерывного поглощения водки лицо российской науки с трудом наводило резкость на окружающих.

- Ты кто? – Спросил ректор, поймав меня в фокус своего зрения.

Сопровождавшие его лица – проректоры и деканы, - тут же ему объяснили кто я.

Ректор с чувством пожал мне руку и познакомился со мной.

- Давай выпьем за знакомство, - предложил он мне.

Кто бы возражал? Выпили. Я – половину стопки, он – полную. Ректор стал сообщать мне, что все экономисты дураки, что никто из них ничего не знает и не умеет. Конечно, и сам он был доктором экономических наук, но кого это смущает? Может – это самокритика? Во время своей речи он наливал себе водку и опрокидывал в свою ненасытную, и, похоже, бездонную утробу содержимое очередной стопки. Закончив речь, и немного погрустив, он сфокусировал своё внимание на мне.

- Ты кто? – Спросил меня.

Мы вновь познакомились, пожали друг другу руки и выпили за знакомство, и я тут узнал, что все экономисты дураки. Так продолжалось в течение часа. Банкет шёл параллельно нашему заседанию с ректором, причём, наше заседание по частоте выпиваний существенно обгоняло банкет. Я пил только полстопки, а ректор-председатель - полную стопку. При этом надо отдать ректору должное, он не только беседовал со мной, выпивая и закусывая, но и принимал участие во всеобщем действии - выпивал со всеми после каждого тоста, закусывал, грустил и пытался навести резкость на окружающих. А поскольку ближе всего к нему сидел я, то за этот вечер мы с ним познакомились раз десять.

В середине банкета он, наконец, отключился. Подчинённые вытащили его из-за стола и, поддерживая за руки, отвели к автомобилю – отвезти домой. После его ухода стало всем раскованнее и спокойнее. Беззлобно посмеялись над его состоянием, расслабились, начались оживлённые беседы. Но не тут то было – не прошло и получаса, как в то же самое кресло рядом со мной плюхается тот же самый ректор. Добрался он до стола, как видно, на автопилоте, поскольку глаза он уже не открывал, и грузно сидел в кресле, опустив подбородок на жирную грудь. Все развели руками: «что поделаешь?!» Но поскольку глаза ректора и по совместительству председателя Диссертационного совета уже не открывались, он резкость не наводил и меня не видел – обошлось без очередных знакомств и рассказов о дураках – экономистах. Правда при этом своё присутствие на банкете он обозначал периодическими выкриками с места отдельных фраз, среди которых чаще всего повторялись две фразы, произносимые с очень ироничными интонациями: «Ой, щас заплачу!» и «Ой! Да ладно!»

Банкет шёл своим чередом. Произносились тосты и выпивались напитки, ректор спал, время от времени выкрикивая в пространство фразочки. Подали горячее… Словом, мирное течение банкетной жизни.

Слово для благодарности взяла женщина – руководитель кандидатской диссертации, которая защищалась после нас. Встав, она очень проникновенно и с чувством стала говорить о своей благодарности Совету и его председателю, который принял на рассмотрение диссертацию. Все присутствующие – люди порядочные, - слушали молча в тишине. И вдруг с нашего конца стола донеслось зычное:

- Ой! Да ладно!

Женщина осеклась, и испуганно посмотрела на ректора. Тот мирно себе дремал. Окружающие зашептали ей, мол, не надо обращать внимания, продолжай. Придя в себя и вновь собрав разбежавшиеся от испуга по залу мысли, руководительница стала говорить о том, что не все поняли диссертацию её подопечного и только этот диссертационный совет проявил мудрость и единогласно проголосовал за работу. На самой высоте этих пафосных слов вновь донеслось зычное:

- Ой, щас заплачу!

Глаза говорящей от ужаса чуть не вылезли из орбит. Ей, видно, никогда не приходилось пить в одной компании с ректорами, а потому она была в шоке. Скомкав речь, она предложила выпить за диссертационный совет, что было встречено шумным одобрением присутствующих и криком с нашего конца стола:

- Ой, да ладно! Щас заплачу!

В конце концов, ректора всё же удалось вытащить из-за стола и отправить домой. Банкет продолжался и, хорошо знающие своего председателя члены диссертационного совета рассказывали всем окружающим, что обычно в таком состоянии он всех увольняет с работы, а сегодня – никого не уволил. И на том – спасибо!

Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (отсюда).