Личное

Написал, было о себе — когда родился, кто мои родители как учился, что закончил, на ком женился и т.п. А кому это интересно?

Интересно другое.

Рыбачить я начал ещё в три года (в 1963 году), когда мой дед стал брать меня на рыбалку. Казалось бы — Ташкент, какая там рыбалка? Но нет,- рыбалка там отменная! Недалеко от Ташкента протекает две реки — Сыр-Дарья и Чирчик. В том месте, где Чирчик впадает в Сыр-Дарью, находится город Чиназ — 70 км. от Ташкента. В этих краях я в основном и рыбачил! Сначала в большой семейной кампании во главе с дедом Василием Поликарповичем, а затем, после его смерти в 1966 году, исключительно в кампании со своим отцом, Геннадием Васильевичем, а иногда — его родными братьями. И только после собственной женитьбы (в 1982 году) — стал ездить на рыбалки сам в компании своих друзей.

Что такое рыбалка летом в Узбекистане?

Это жара 45 градусов у реки, озера или оросительного канала, вдоль которых нет ни дерева — ни куста. Степь, всё-таки! Полно ядовитых змей — на каждой рыбалке были приключения с ними, да вот повезло — ни разу не укусили, хотя набор удивительный — гюрза, гадюка, эфа, кобра, стрелка и т.п. Всегда дефицит воды, всегда приходится терпеть то жару, то ночью холод, то массированные атаки мелких и противных комаров. Рыбалка в таких условиях — это экстрим по полной программе!

Жара способствует тому, что в любом водоёме бурлит жизнь и еды для рыбы хватает в избытке. Рыбачить надо до 9 утра — далее клёв становится совсем вялый. Правда, днём можно достать хорошего хищника — судака, жереха, редко — щуку. Самый экзотичный хищник — это змееголов. Удивительно сильная рыба! Никого не боится — кто ж на неё нападёт? Кожа толстая как у змеи, голова по форме змеиная, форма тела как у угря, только значительно толще и короче. Ловил я таких змееголовых… Все удочки у нас с отцом были поломаны — когда тащишь её из воды, она сопротивляется, рвёт леску или ломает удочку. Хватает наживку, медленно всасывая её. Если в качестве наживки живая рыбка — бросается на неё. Главное — дать змееголову проглотить наживку глубже, иначе — выплюнет. А как заглотит, тут и подсекай.

В самую жару змееголовы часто лежат на поверхности воды и следят за мальками. С берега она похожа на бревно, лежащее в воде. Надо уметь её поймать — как-то для двоюродного брата моей жены, любимого моего напарника по рыбалке в Ташкенте — Димы Янов-Яновского, я устроил в середине 80-х годов мастер-класс по ловле такой змееголовой рыбы — он до сих пор с восхищением вспоминает, как я подвёл к носу змееголовой крючок с нарезкой рыбы и она нехотя стала заглатывать наживку, а я выжидал… Было, конечно, красиво — с берега всё было видно: мастерство, грация и т.п..

Одно время часто выезжал на рыбалку с другом по студенческой жизни — Виталием Елфимовым. Мы вместе с ним поступили на энергофак Ташкентского политехнического института в 1977 году, вместе закончили в 1982 году, особенно не дружили, были просто товарищами, а вот после окончания ТашПИ дружно стали ездить на рыбалки, и было у нас много всяких ярких приключений.

В последний год жизни в Ташкенте (в 1990 году), когда меня уже пригласили работать в Ульяновск, в филиал МГУ, мы с Димой поехали на прощальную рыбалку, а стояла жара и вода упала, клёва не было никакого. Уже возвращаясь домой, мы с ним на мосту через Сыр-Дарью увидели, как в русле высохшей реки остались несколько луж и в одной из них стояла стайка хороших сазанчиков. Ни слова не говоря, мы развернулись и спустились к этой луже. Но как их поймать? Кроме удочек нет ничего, а нужен бредень. И тут мы принимаем историческое решение — я раздеваюсь, лезу в воду и начинаю её мутить. Рыба бросается в противоположную сторону лужи, а там Дима бьёт удилищем рыбу по голове. Удивительно, но одного килограммового сазана мы так поймали. С тех пор мы с ним считаем этот способ ловли самым удобным.

Переезд в Ульяновск ознаменовал для меня новый этап жизни — рыба не клевала! С 1990 по 1999 год, пока я жил в Ульяновске, максимум, что я смог поймать — десяток карасей с ладошку! Даже переименование филиала в Ульяновский государственный университет не помогло! Был я в Ульяновске и старшим преподавателем, и доцентом, и профессором, и советником генерального директора УАЗ, и деканом, и зав. кафедрой, и директором института в УлГУ, и даже кандидатом в депутаты ГосДумы был, не помогло — клёва не было! Правда, как-то зимой в 35 градусный мороз пошёл в компании братьев на Волгу. Руководил двоюродный брат Кирилл. Постояв у лунки пятнадцать минут и поймав пяток окуней, которые мгновенно замёрзли в позе трепыхающейся рыбки, я робко спросил: «Может сматываем удочки?» Более дружного «ура» никогда в жизни не слышал. Особенно радовался мой родной брат Максим, который в то время был ещё студентом, и как каждый студент был голоден и мёрз больше всех.

Переехав в Питер в 1999 году на работу профессором Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов (финэк), я вновь обратился к рыбалке. Но с таким же результатом. В отчаянии я купил книгу с названием типа: «Настольная книга рыбака», где с удивлением узнал, что поводки должны быть не толще 0,13 мм, а основная леска — не толще 0,3 мм! Все мои снасти, привезённые из Ташкента, были рассчитаны на встречу со змееголовой, с крупным сазаном или лещом! Поводки были 0,3, а основная леска не меньше 0,6! Как только я поменял снасти, рыбалка пошла!

Горжусь своим сыном Иваном — растёт настоящий рыбак. А ведь настоящий рыбак это не только тот, кто может поймать рыбу — это тот, кто всегда разобьёт место для стоянки, разведёт костёр, сварит еду, обеспечит выживание себе и друзьям в любую погоду и в любых условиях. Рыбак — это абсолютно надёжный человек.

Так вот, Иван, да ещё Александр Владимирович Бутуханов (старинный мой друг ещё по Ульяновску) — мои основные партнёры по рыбалке. И скажу, что, поменяв снасти, рыбалка у меня сразу началась! Например, на базе отдыха финэка на Гладышевском озере, меньше чем по 50 плотвичек, окуней и т.п. на поплавочную удочку уже зараз не ловлю. Жаль - база закрылась из-за отсутствия финансирования - это официальная версия. Она была закрыта из-за того, что электрическая проводка в домиках устарела и могла замкнуть в любой момент. Настаивали на закрытии базы отвечающие за её работу первый проректор и проректор по АХЧ - денег на провода нет! Через две недели после официального закрытия базы отдыха на спонсорские деньги ректорат купил два автомобиля "Шкода" - как раз для личного использования первым проректором и проректором по АХЧ. Я посчитал стоимость автомобилей, разделил эту сумму на цену одного метра трёхжильного электрического провода и оказалось, что того провода, который можно было бы купить вместо автомобилей, вполне хватило бы на то, чтобы протянуть электрические провода от Змеинки до финэка...

Очень хорошая рыбалка в Мурманске. У нас там филиал, и мне, как проректору (2002 - 2006 гг.), руководящему работой филиалов, приходилось минимум раз в год туда выезжать. Всегда удавалось при этом хоть половину дня, но выделить для рыбалки. Должен сказать, что край там суровый, а люди превосходные - плохие в таких условиях не выживают. Ловил самую разнообразную рыбу - камбала, треска, пикша, сиг, щуки, окуни, крабы — вот не полный перечень того, что мне удавалось ловить там. Сложилась даже маленькая, но очень тёплая компания рыбаков, с которыми я там рыбачу. Застрельщик — Вячеслав Иванович Новохацкий, кандидат военных наук, полковник, настоящий товарищ!

Отличная рыбалка в Калининграде — там много моих учеников по науке, когда вырываюсь туда на конференции, обязательно хоть на вечернюю рыбалку, да выезжаю. Знатный рыбак — Александр Вадимович Иванов, д.э.н., профессор — часто составляет мне компанию, ловил с ним, например, с катерочка у берега свежую салаку, а потом мы её на берегу на костре на сковородке жарили и поедали. Вкуснятина! В декабре 2010 года Александр Вадимович стал проректором Калининградского государственного технического университета по научной работе, но на размеры и объёмы вылавливаемой рыбы это не повлияло. Долгое время  основными организаторами моих рыбалок в Калининграде — были Левины Аркадий Исаакович и Роза Салиховна — калининградские профессора РФ и мои друзья.

А где я рыбачу в Ленинградской области — не скажу! А каких размеров рыбу ловлю, можно увидеть на этой фотографии.

С февраля 2007 года по март 2012 года я работал в финэке заведующим кафедрой "Экономическая кибернетика и экономико-математические методы". Коллектив кафедры уникален - ни одного рыбака, кроме меня. Не смотря на это, коллектив состоит из удивительно ответственных и высококвалифицированных людей, нацеленных на успех общего дела - работы кафедры. Поэтому мне, как заведующему, работалось весьма комфортно. А быть единственным рыбаком на кафедре тоже неплохо - монополия даёт такие возможности...

Со временем работа в финэке перестала приносить радость. Если в 2006 году средняя зарплата в университете соответствовала среднемесячной зарплате в Питере, то уже к 2011 году она составляла только 70% от среднегородской. При таких зарплатах сотрудники финэка думают о чём угодно, но только не о занятиях наукой и не о повышении качества образовательного процесса. Ректор И.Максимцев и его команда этого не замечают, хотя, скорее всего, Максимцев не способен изменить ситуацию - он слабый руководитель и у него другие приоритеты, связанные с продвижением личной персоны во властные элиты. Последней каплей моего терпения оказалось то, что в столовой финэка не кладут каперсы в солянку! Как работать в таких условиях? Солянка без каперсов???!!!!

Я принял решение уйти из финэка. С 1 сентября 2012 года я работал профессором в Национальном минерально-сырьевом университете "Горный". Там созданы условия и стимулы для научной работы, труд преподавателей оплачивается достойно. И у Горного университета есть несколько баз для проведения практики. "Вот там-то наверняка и порыбачить можно будет" - подумал, было, я...

Но не тут то было! Базы есть, практика проходит, а возможности воспользоваться ими для рыбалки - нет. Уж как только ректорат Горного не обхаживает своих сотрудников! И приобретение формы им оплачивает, и комплексные обеды готовит, и помещения мрамором и ракушечником отделывает, и даже павлинов во внутреннем дворе завёл, а рыбалку обеспечить не смог.

Ну что тут делать? Видно не судьба - совмещать работу в вузе с рыбалкой! Нужно разделять: работа отдельно, рыбалка отдельно. Подумав так, я оглянулся вокруг, и увидел, что "Горный" университет хорош, особенно на фоне бывшего финэка (Теперь государственный экономический университет), но есть вузы ещё лучше. И во главе их - Национальный исследовательский университет "Высшая школа экономики" Санкт-Петербург. Позвали меня в этот университет работать, а для того, чтобы я окончательно решился, организовали мне поездку на научную конференцию в Сингапур. Там кругом море, заливы... Жаль - не взял с собой снасти! Впрочем, там очень душно. Может быть и хорошо, что снасти не взял? В любом случае - я решился перейти в "Вышку", помятуя вывод: работа отдельно, рыбалка отдельно.

И вот, с 7 июля 2014 года я работаю в Национальном исследовательском университете "Высшая школа экономики" Санкт-Петербург академическим руководителем магистерской программы "Маркетинговые технологии". И что особенно интересно - попал в этот университет как раз в тот момент, когда в нём меняется структура управления. Вместо управления по кафедрам реализуется управление по образовательным программам. Теперь не кафедра обеспечивает учебный процесс по образовательной программе, а её академический руководитель и академический совет при программе. Интересно!

А рыбалка никуда не делась. Вот она - дача, вот они - снасти, вот он - Сестрорецкий разлив, вот она - машина под боком, да и река Сестра рядом петляет по лесу... Может что и поймаю?

Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (отсюда).