Что делать

19. Слава Железину!

Убийство Железина вызвало шок в среде глуповцев-сталинуповцев. То, что врагов вокруг много, знали все – из речей Железина и из ночных арестов соседей. Но что враги способны на то, чтобы убить главного коммуниста Глуповской области? Такое даже в голову никому прийти не могло. Первый шок перерос в невыносимые страдания, плавно перетекающие в безостановочные рыдания.

Первой начала рыдать Любовь Несчастнова после того, как в шоке вернулась домой после трагедии, произошедшей в обкоме. Примерно сутки Любовь находилась в шоковом состоянии – так ужасно было всё, что произошло. Сутки шока истекли как раз после выхода сталинуповских газет с официальным сообщением об убийстве врагами глуповского народа верного сына партии несгибаемого борца за светлое будущее Алика Железина. Поэтому, как только глуповцы – сталинуповцы развернули газеты с этим сообщением и застыли не веря глазам своим, Несчастнова вдруг зарыдала, да так громко, что её услышали не только соседи по дому, но и по всему району. Быстро смекнув, чем может грозить нерыдание по поводу смерти Железина, первыми заголосили соседки Несчастновой по дому. Поскольку дружно рыдал весь дом, недавно построенный и заселённый людьми, имеющими самое прямое отношение к власти, соседи из бараков и хибар, расположенных рядом, поняли всю важность момента и подхватили рыдания в той же самой тональности, которую задала первой Несчастнова. Как цепная реакция, плач покатился по всему Сталинупову, выплеснулся через железнодорожную станцию в районные центры, а оттуда – посредством конной тяги добрался до хат колхозников и совхозников и примкнувшим к ним во всеглуповской скорби единоличников.

Ворошилов провёл быстрое расследование, определил, что в Сталинупове был осуществлён террористический акт, подготовленный группой глубоко законспирированных врагов народа, и справедливо полагая, что такое не могло быть при участии или попустительстве силовиков, отдал распоряжение Чекистову быть бдительным, распутывать нити заговора, но без первого лица – секретаря обкома, - никаких действий не предпринимать.

Железина забальзамировали и организовали прощание с его телом для всех желающих, но количество желающих не скудело и не уменьшалось со временем, а, напротив, возрастало. Прошло три дня. С телом Железина по данным НКВД успело попрощаться в два раза больше народу, чем жило во всей Глуповской области, но толпа желающих попрощаться с телом Железина не редела – по каким-то причинам все глуповцы, пройдя в скорбном молчании вокруг гроба с телом Железина, делали круг и вновь занимали места в очереди для прощания. Ворошилов, стоящий в скорбном карауле вместе со своими ворошиловскими стрелками, всё никак не мог надивиться такому наплыву рыдающих глуповцев, многих из которых он уже стал узнавать в лицо. К началу четвёртого дня он не выдержал, покинул почётный траурный караул и, сев в поезд, уехал в Москву. Очередь тут же рассосалась – многие даже высказали предположение о том, что глуповцы ходили вовсе не для того, чтобы попрощаться с Железиным, а для того, чтобы на живого Ворошилова посмотреть.

Так это или иначе, но Ворошилов уехал, а похоронная комиссия стала решать – где похоронить Железина. Сталинуповцы предлагали похоронить его в Сталинупове, поскольку это – центр области и в нём Железин провёл всю свою сознательную и созидательную жизнь. Вихляевцы заявили, что они хотят теперь переименоваться, и вместо Вихляевки будут называться «Железинкой», потому Железин должен быть похоронен у них. Им на это возразили, что они уже переименовались год назад и их районный центр теперь официально называется не Вихляевка, а «Путь к коммунизму» - даже на картах это название уже закреплено, а переписывать карты – это уже похоже на диверсию.

Подняли голову Загрязнушинцы, которые напомнили, что Железин именно в их районе наголову разбил белоглуповцев при активной поддержке Зои Три Нагана, потому, конечно, он должен быть похоронен именно у них.
Жители обкомовских дач «Гороховое раздолье» напирали на то, что Алик Железин отдыхал у них, и невиданное благоденствие района связанно именно с его деятельностью. И вообще – колхозное строительство во всей Глуповской области началось именно отсюда, а потому Железин должен был быть похоронен именно там. Споры продолжались и денно и нощно, а тело Железина лежало и ждало своей участи и неизвестно, сколько это бы продолжалось, если бы не вмешательство Москвы.

Когда Ворошилов вернулся в Москву, и на Ближней даче рассказывал о случившемся в Сталинупове, Сталин, выслушав всё, задумчиво сказал:

- Нужно послать туда надёжного и проверенного человека, который бы навёл порядок в городе с таким гордым именем – Сталинупов!

Все присутствующие грустно покачали головами в знак согласия. Сталин продолжил:

- А почему бы нам не послать туда товарища Нежданова-Негаданова? Он ведь смог навести порядок в Новосталинске? Пусть теперь не городом, а областью покомандует. Как товарищи?

Все обрадовались и наперебой заговорили о невероятной мудрости и прозорливости вождя, о чём он, выслушав всех, скромно заявил:

- Знаю!

Итак, в Сталинупов приехал на должность первого секретаря Глуповского обкома партии Иринарх Феогностович Нежданов-Негаданов. На Пленуме обкома партии его кандидатура встретила полное одобрение со стороны всех присутствующих, хотя его и в глаза до того не видел, и слыхать о нём ничего не слыхивал. Но глуповцы уже научились дружно голосовать «за» вне зависимости от своего собственного мнения. Бывало даже так, что глуповец идёт в кабинку для голосования и что есть мочи высказывается против, а в кабинке для голосования, где его никто не видит и не слышит, вдруг голосует «за». Выходит он из кабинки растерянный и ошарашенный, потом подводят итоги голосования – единогласно «за»! Поэтому И.Ф.Нежданов-Негаданов без осложнений стал первым секретарём Глуповского обкома партии.

На вопрос о том, где похоронить Железина, Иринарх Феогностович добродушно ответил:

– Да везде его и похороните, где хотите.

Тут все изумились.

- А что вы тут мне изумляетесь? Я, например, ещё до революции был в Стамбуле, где видел правую руку Иоанна Крестителя. В Кёльне, опять же встретил правую десницу его же. Говорят, что ещё и в Венеции хранится правая длань Иоанна Крестителя, а может даже две. Наверняка ещё где-то есть очередные его правые руки! Благодаря этому каждый тёмный и забитый империалистической пропагандой житель капиталистической страны может расслабиться и приложиться к правой руке того, кто крестил господа нашего Иисуса Христа, отлить, так сказать, всё, что накопилось в душе. Они, эти одурманенные религиозным опиумом люди, прикасаясь к мощам вышеупомянутого Иоанна, смотрят на окружающую их нищету и разврат другими глазами – просветлёнными и радостными, стоически перенося нищету и унижения. Чем же наши глуповцы хуже их? Да ничем не хуже! Потому и они имеют право в каждом своём населённом пункте при необходимости приложиться к мощам… то есть – к облику, - нашего любимого Алика Железина. Поэтому предлагаю – распилить его тело на части и разослать во все районы.

Так и сделали. Труп Железина отвезли в анатомичку, где опытный анатом с партийным билетом, комсомолка – студентка медицинского факультета и юный пионер из кружка натуралистов под звуки военного оркестра, игравшего почему-то «Прощание славянки», аккуратно распилили его тело на семь частей, количественно соответствовавшее числу районов Глуповской области.

Голова досталась Сталинупову и была в формалине запечатана в пуленепробиваемой стеклянной колбе, помещённой в мраморный саркофаг с открытой крышкой для всеобщего обозрения головы. Над саркофагом построили некое подобие мавзолея, только, чтобы он не был похож на ленинской мавзолей, сделали его перевёрнутым – внизу маленькая часть, а вверху – большая часть с трибуной. Сооружение было похоже на гриб над детской песочницей, только в пять раз больше.

Распределение других частей тела Железина решалось на собрании партхозактива области. Споров было много, некоторые из них переходили в драки. Особенно старались вихляевцы, кричали больше всех и старались оторвать себе самые лучшие части тела Железина. Это их поведение и предопределило решение большинства – в Вихляевку отправилась задница Железина. Вихляевцы, было запротестовали, но им сказали так:

- Что же вы хотите? У вас и название такое – Вихляевка!!! Какая часть тела Железина вихляла? Задница! Вот задницу и получайте!

- Да мы, - закричали вихляевцы, - уже год как «Путь к коммунизму» называемся! Нам нужна рука Железина, причём правая, для того, чтобы указывать на этот путь! А куда указывать будет жопа Железина? В какое светлое будущее?

- Вы тут не на базаре, товарищи, и вместо «жопа» потрудитесь говорить «зад»! Это, во-первых, а во-вторых, что может быть основательнее жопы? Ничего! Вот жопа Железина и будет тем основанием, на котором зиждется Путь к коммунизму по-железински! Большинство глуповского партхозактива «за», так что вопрос закрыт и заткните свои глотки!

После заседания партхозактива разные части железинского тела торжественно отправились в разные районные центры Глуповской области. Лучше всего о том, как это происходило, рассказано в заметке юнкора из Вихляевки (Путь к коммунизму), которая была опубликована в областной газете «Пионер Сталинупова». Привожу здесь полностью её содержание.

«Ранним осенним утром на центральной площади Сталинупова в молчаливой скорби стояли люди – умудрённые опытом старые вихляевские большевики, с трепещущими сердцами комсомольцы нового посёлка Путь к коммунизму и полные надежд на светлое будущее, но грустные - пионеры. Не на праздник они собрались, отнюдь! Их торжественная грусть обусловлена важностью момента – в бывшую Вихляевку, а ныне гордый рабочий посёлок Путь к коммунизму, готовилась отправиться процессия с частью тела товарища Железина, Алика Железина, предательски убитого гнусной рукой вонючего врага нашего народа, поганое имя которого даже и произносить не стоит.

Ровно в девять часов утра грянул пушечный выстрел из орудия, и из мавзолея тов. Железина была вынесена его часть, которая решением партии навсегда должна упокоиться в Пути к коммунизму - в стеклянном коробе, увитым живыми цветами. Короб поставили перед присутствующими на стол, покрытый алым кумачам, а все присутствовавшие словно по команде выстроились в квадрат и преклонили колени.

С трибуны мавзолея к части тела любимого вождя спустился верный соратник товарища Железина - первый секретарь Глуповского обкома ВКП (б) тов. И.Ф. Нежданов-Негаданов, только три дня как приехавший в нашу область, но уже заслуживший своим мудрым руководством всеобщую любовь всех простых глуповцев и сталинуповцев, после чего обратился к присутствующим с такими словами:

- Дорогие товарищи ветераны, комсомольцы и пионеры! Вам выпала высокая честь сопровождать это драгоценное наследие нашей партии и советской власти в город с символическим названием – «Путь к коммунизму»! Мудрая партия решила, что жители районного центра «Путь к коммунизму» удостоены высочайшей чести – на вечные времена хранить у себя одну из важнейших частей тела любимого атамана партии и вождя народа – товарища Железина, - его попу. Выбор этой части тела не случаен – ею он пользовался в самые трудные и ответственные моменты своей революционной жизни, с её помощью он руководил штурмом дворца белоглуповцев, ею он высиживал планы по окончательному разгрому белоглуповцев у моста через Грязнушку, с её помощью он разрабатывал планы индустриализации области и колхозного строительства! Всё советское и партийное строительство в Глуповской области, все наши победы были бы немыслимы без задницы Железина! Своей задницей он пугал и уничтожал врагов советской власти, с её помощью он думал о нуждах простого трудового народа. Прощай, дорогая нам всем задница Железина! Ты отправляешься в дорогу с целью светить в трудной борьбе жителям «Пути к коммунизму»! Советуясь с тобой, верные сыны и дочери Глуповской области и «Пути к коммунизму», будут идти верной дорогой, которую им завещаешь и освещаешь ты!

Прослезившись, Иринарх Феогностович не удержался и, роняя скупую партийную слезу, трижды поцеловал часть тела тов. Железина, с которой жители Сталинупова прощаются навсегда. Вслед за ним скупые слёзы уронили ветераны, ручьи слёз пролили комсомольцы, а пионеры вылили потоки горьких слёз.

Торжественно звучала на площади клятва собравшихся, в которой они торжественно обещали биться с врагом до последней капли крови, осенённые ярким светом гением Железина и его попы.

Под стройные звуки пионерского горна, под мерную дробь пионерских барабанов процессия двинулась пешком в путь – от Сталинупова до Пути к коммунизму.

Первыми шли юные пионеры Пути к коммунизму, вскинув правые руки в пионерском салюте. На их белых рубашках ярко светились красные галстуки, как символ крови, пролитой тов.А.Железиным в борьбе с врагами советской власти. За пионерами гордо идут комсомольцы, держащие в руках на носилках короб с попой тов. Железина. Казалось, что попа излучает такой яркий свет, что идти всем становится и теплее, и веселее. Улыбками вдруг озарились лица процессии – как будто светлое будущее оказалось не за горами, а за ближайшим перекрёстком.

Три дня шла процессия в Путь к коммунизму. Ветераны остановились на полпути и, устав, дали своё большевистское благословение молодёжи, которая верной дорогой пошла на Пути к коммунизму.

Теперь и отныне веков все юные жители Пути к коммунизму, вступая в ряды пионеров, будут приносить присягу на верность родной партии и мудрому советскому правительству, держа левую руку на частице дорогого тела тов.Железина, а правую руку вздымая вверх в пионерском привете: «Перед лицом своих товарищей и перед памятью товарища Железина клянусь бороться за дело коммунизма!»

Короб с частью тела тов. Железина помещён заботливыми руками глуповских комсомолок в специальную комнату, которая находится в построенном для этих целей дворце на центральной площади бывшей Вихляевки на месте взорванного храма Всех святых. У входа во дворец установлен вечный пионерский пост, работающий круглосуточно и круглогодично. Сам дворец назван «Дворец памяти Алика Железина».

Мы, юные пионеры Пути к коммунизму, гордясь оказанной нам честью, заверяем родную партию и любимое правительство, что к борьбе за дело коммунистической партии – всегда готовы!»

Подобные же мероприятия были организованы и по поводу других частей тела Железина. В областном бюджете отныне были выделены средства на протирку этих частей тела маслом и на еженедельное купание их в формалине.

Кстати, некоторые богомольные старушки бывшей Вихляевки, а ныне Пути к коммунизму, по инерции ходили на богомолье на место бывшей церкви в здание «Дворца памяти Алика Железина» (в простонародье называвшийся – «дом первой жопы»). Многие из них утверждали, что задница Железина стала обновляться чудесным образом, что от неё одно за другим происходить исцеления и много других чудотворений, в том числе и чудесное благоухание. НКВД всячески поддерживало эти слухи, а потому, каждый, входивший в Дверец памяти Алика Железина, и видевший его задницу, испытывал невольный трепет.

И.Ф.Нежданов-Негаданов сразу же поставил задачу – в целях увековечивания памяти Алика Железина издать полное собрание его сочинений для чего создал редакционный коллектив по подготовке рукописей к изданию с собой во главе.

Наспех сколоченному из учёных и общественных деятелей Сталинупова коллективу предстояло преодолеть ряд трудностей. То, что Алик Железин боялся публичных выступлений, было известно всем. Он никогда не был теоретиком и потому никогда ничего не писал в журналы и газеты. Единственное его наследие – это выступления на Съездах ВКП (б), Пленумах ЦК, Конференциях обкома. Все эти выступления для него готовили его заместители, а окончательный текст правила секретарша Железина, хорошо знавшая разговорную манеру Железина. Таким же образом в глуповские газеты попадали передовые статьи, подписанные Железиным. Получалось какое-то куцее полное собрание сочинений – до середины 20-х годов Железин ни строчки не написал, а потом – как прорвало!

Тут один из членов комиссии нашёл в интервью, которое в начале 30-х годов Железин давал корреспонденту «Глуповкой правды», его слова о том, что он до революции опубликовал в подпольной большевистской прессе несколько статей, цитирую дословно: «по крестьянской проблематике, индустриализации и внутрипартийной борьбе». Розыски в архивах никаких результатов не дали – не было у Железина никаких публикаций в подпольной прессе.

Задание партии надо было выполнять, Нежданов-Негаданов торопил и требовал любой ценой найти эти публикации. Тогда комиссия изучила всю подшивку газеты «Искра», обнаружила несколько отсутствующих номеров и логично решила, что именно в этих номерах и были опубликованы работы Железина. Тут же чудесным образом были обретены рукописи этих работ, но написанные не Железиным, а неизвестным старым большевиком с женским почерком. В начале каждой рукописи стояло название статьи, номер газеты «Искра», из которого была переписана статья и фамилия Железина, как автора. Почерк старого большевика удивительным образом был похож на почерк секретарши Железина, которая правила его речи, но сличать эти почерки никто не собирался. Главное – рукописи были обретены и помещены бережно в архив.

В этих чудесным образом обретённых статьях Железина, напечатанных, как следовало из ссылок в рукописях, в 1909, 1910, 1911 и 1913 годах, Алик Железин гениально предвидел необходимость построения колхозов в Глуповской губернии, предсказывал необходимость проведения НЭПа в России после нескольких лет вынужденного военного коммунизма, а затем – переход на полную государственную собственность на все средства производства. Предсказал он в 1913 году, как следовало из этих рукописей, и межпартийную борьбу, не называя, правда, фамилий, но со всей очевидностью по характеристикам определяемые личности Троцкого, Зиновьева, Каменева и Бухарина.

Прежде, чем издать эти творения в полном собрании сочинений, их с курьером отослали в Москву в журнал «Коммунист», где они тут же и были опубликованы с предисловием Сталина со ссылкой на рукописи в глуповских архивах. Теперь, при подготовке полного собрания сочинений Железина эти статьи поместили со ссылкой на журнал «Коммунист». Всё получилось очень красиво.

Полное собрание сочинений Алика Железина было издано массовым тиражом в твёрдой обложке красного цвета. Это собрание было распространено по всем библиотекам Сталинупова и Глуповской области, а по подписке – среди партийных работников области.

Публикации в журнале «Коммунист» этих статей, подписанных вновьубиенным А.Железиным, вызвали широкий резонанс у коммунистических работников всего Советского Союза. Железин им открылся не только как любимчик Сталина, но и как теоретик и предсказатель. Поэтому повсеместно во всех городах начали присваивать имя Железина улицам и районам, больницам и пионерским отрядам. В парках отдыха и на перекрёстках дорог появились однотипные памятники Алику Железину – Алик идёт широким шагом вперёд, улыбаясь и совсем не ожидая предательского выстрела в спину.

Вспыхнувшая таким образом всенародная любовь к Железину породила желание юных пионеров и комсомольцев всех окраин Советского Союза побывать в Глупове и его районных центрах для того, чтобы посмотреть на разбросанные партийной волей по всей области останки Железина и прикоснуться к ним.

Это, в свою очередь, привело к необходимости строительства сети гостиниц по всей Глуповской области для комсомольских и пионерских паломников, многочисленных столовых для их кормёжки, строительства железных дорог, соединяющих друг с другом Сталинупов и районные центры. А поскольку каждый пионер хотел притащить домой что-нибудь памятное об этой поездке, возникли в Сталинупове небольшие государственные ремесленные мастерские, в которых из бронзы и асбеста выливали бюсты и маленькие скульптуры Железина. Не была забыта и Зойка Три Стакана – было глуповскими художниками написано несколько картин, утверждённых на заседании бюро обкома партии, на которых Зойка Три Стакана с Железиным руководят разными мероприятиями – громят Лизкины белоглуповские войска при Грязнушке, объявляют о НЭПе, наблюдают за залпом пушки из гостиницы «Аврора» и т.п. Репродукции с этих картин юные пионеры также тащили с собой во все концы необъятной страны.

Слава Железина многократно умножилась и вышла на высоту, о которой он сам и мечтать не мог.

20. Иринарх Феогностович Нежданов-Негаданов на первых порах

К началу удивительных и невероятных материалов "Дальнейшей истории одного города".

Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (отсюда).