Что делать

10. Распад СССР и роль люмпен-номенклатуры в этом процессе


Бытует устойчивое мнение, что с распадом СССР, с уничтожением КПСС исчезла и номенклатура, и её власть. Но это – поверхностный взгляд на произошедшее. И если следовать ему, то совсем не понятными становятся процессы, происходящие сегодня в России. Поэтому рассмотрим произошедшее в СССР с позиций того механизма социальной динамики, которая открывается через взаимосвязь «маргинал-люмпен-обыватель».

Ельцин вышел из КПСС (когда его выгнали из партийной номенклатуры, но оставили в советской номенклатуре, номенклатуре пониже рангом) и сразу же начал борьбу с привилегиями. Даже записался в районной поликлинике и проехался однажды на автомобиле «Москвич»! Вот он, каков молодец, борец с привилегиями! И он победил эти привилегии – у других, когда стал президентом России, когда подписал документы о прекращении существования СССР. И присвоил эти привилегии самому себе и своему ближайшему окружению.

А номенклатура? Куда она делась? С позором бежала из власти в простые рабочие и крестьяне? Номенклатурщики из силовых ведомств пошли фермерами, а вместо них во власть народ нанял новых честных и морально устойчивых людей? Нет. В реальности было совсем не так. Все остались на своих местах, только форма изменилась.

Изначально люмпен-номенклатура была оторвана от народа. Она не стеснялась между собой называть народ «быдлом» и относилась к нему соответственно. Партноменклатура запрещала предпринимательство – оно было идеологически чуждо марксизму-ленинизму, а сама погрязла в воровстве и коррупции. Льготы и привилегии, которые во всём мире приравниваются к косвенным доходам гражданина, делали люмпен-номенклатуру самыми богатыми гражданами страны, но ей этого было мало. Самые изворотливые из номенклатуры создавали устойчивые группировки по присвоению бюджетных средств. В эти группировки входили советские и партийные работники, работники прокураторы и милиции, представители КГБ.

Приведу только один пример – в 70-е – 80-е годы ХХ века в Узбекистане непрерывно увеличивался сбор хлопка-сырца. На излёте советской власти Узбекистан «собрал и сдал Родине» 6 миллионов тонн хлопка – а это была основная сельскохозяйственная культура республики. В условиях планового хозяйства СССР на выращивание и сбор такого количества хлопка выделялись по утверждённым нормам из госбюджета соответствующие многомиллионные денежные средства. Проверка, проведённая по инициативе Ю.Андропова, показала, что на самом деле было собрано не более 4 миллионов тонн хлопка, а всё остальное – приписки. Если для «выращивания» двух миллионов тонн хлопка не пахались земли, не сажались зёрна, не пропалывались поля, не опылялись с воздуха самолётами плантации для борьбы с вредителями, не собирался вручную и машинами хлопок, он не транспортировался и не складировался, то куда девались выделяемые на это из бюджета денежные средства? Где оказались эти 30% огромных бюджетных средств? Очевидно, что они оседали в карманах узбекской и московской люмпен-номенклатуры. А поскольку в ходе массовых приписок время от времени с ними сталкивались и честные люди, которые, возмущаясь увиденным, пытались обращаться в правоохранительные органы с криками о необходимости прекращения воровства, для их нейтрализации «хлопковая мафия» вовлекала в свою деятельность и силовиков.

В ходе вышеупомянутого расследования были арестованы первые секретари обкомов КПСС ряда областей Узбекистана и «сошки помельче», под следствием были секретари ЦК Компартии Узбекистана и министры. В ходе обысков в гаражах этих «верных сынов партии» находили бидоны из-под молока, полностью забитые советскими деньгами – миллионы рублей, лежавшие без дела, в то время, когда средняя зарплата в СССР составляла 170 рублей в месяц!

Если кто-то считает, что так себя вела партноменклатура только в Узбекистане, он глубоко ошибается – ситуация массового воровства бюджетных средств была характерна для всего СССР, для всех структур государственной власти. Например, сочинско-краснодарское дело - серия уголовных дел о коррупции и злоупотреблениях в г. Сочи (Краснодарский край) расследование которых проводилось в начале 1980-х годов. В ходе расследования этого дела более 5000 чиновников были уволены со своих постов и исключены из рядов КПСС, и около 1500 человек были осуждены и получили наказания по уголовным делам. За многочисленные факты коррупции был снят с работы 1-й секретарь Краснодарского крайкома КПСС С. Медунов.

И всё это наблюдалось вовсе не в последние годы жизни советской власти – так было с самого начала существования диктатуры люмпен-пролетариата, а затем – диктатуры номенклатуры.

До сих пор бытует мнение о неподкупной честности чекистов – все воровали, а они пытались навести порядок. Не так это было! Ведомство это закрытое, наружу информацию не выдаёт. У «чекистов» всегда было много возможностей для личного обогащения – от контроля за контрабандой (в том числе наркотиков) до присвоения средств, выделяемых на финансирование секретных агентов (например, в секретные агенты оформлялись собственные тёщи). Про милицию и говорить не приходится – взятки, «крышевание» цеховиков и т.п. были типичными способами личного обогащения. Правда, для силовиков это не было всеобщим увлечением во времена Советского Союза – коммунистическая идеология всё же связывала им руки и не позволяла всем силовикам опуститься на уровень откровенного бандитизма.

К исходу жизни Советского Союза партноменклатура полностью и окончательно «переродилась». Её мировоззрение трансформировалось так, что никто из её рядов не верил в скорое пришествие коммунизма. Продолжая общеидеологическую риторику о строительстве коммунистического общества на базе развитого социализма, номенклатура ориентировалась на реализацию собственных материальных интересов. Получилось в итоге так, что участвуя в присвоении бюджетных средств, обладая большими нелегально накопленными капиталами, партноменклатура не имела возможности эти капиталы пустить в дело. Единственной возможностью для них было использование капиталов в нелегальном бизнесе – номенклатура сращивалась с криминалом, с цеховиками или организовывала подпольное производство на государственных предприятиях. Но этого было мало – воспользоваться капиталом для собственного блага было сложно – в обществе нельзя было в открытую демонстрировать своё богатство, покупать яхты, роскошные автомобили и строить особняки - особенно партийным и советским руководителям. Номенклатуре как воздух нужен был вывод капиталов в легальный оборот. И вот тогда люмпен-номенклатура поддержала вовремя появившуюся идею о «Перестройке».

Номенклатура, как и любой другой социальный слой, всегда была неоднородна. Она формировалась за счёт люмпенов, это так, но люмпены – это люди с различными ценностями, поскольку отрываются от разных социальных слоёв. Поэтому и часть партноменклатуры из образованных «свято» верила в идеалы перестройки, как верил в неё и её автор – М.С.Горбачёв. Но другая, большая всё же по численности её часть, восприняла «Перестройку» как направление, которое будет способствовать легализации накопленных ею капиталов. Да вот беда! М.С.Горбачёв затеял не только либерализацию экономики через молодёжные предприятия и кооперативы, а и смену самой структуры власти. Он посмел поднять руку на «святая святых» - на сами принципы существования номенклатуры. Ведь как проходили «всенародные выборы» в СССР до М.Горбачёва? Партийное руководство утверждало списки кандидатов – по одному человеку на место, их «выдвигали» рабочие коллективы, регистрировали, а в день выборов народ приходил на избирательные участки, получал на руки бюллетень с фамилией одного кандидата и опускал этот бюллетень в урну для голосования. Советскую власть для демонстрации её «всенародности» номенклатура «разбавляла» действительно уважаемыми людьми – знаменитыми артистами, спортсменами, трактористами, учёными и врачами. И эти безальтернативно выбираемые люди также безальтернативно послушно голосовали за решения, предлагаемые им, как «советской власти», люмпен-номенклатурой.

Горбачёв придумал другое – кандидатов в Советы народных депутатов выдвигает не только номенклатура, но и сам народ. Первые демократические выборы в СССР, прошедшие при Горбачёве, как раз и показали люмпен-номенклатуре, что она проигрывает народу на выборах. В Советы всех уровней на альтернативной основе были выбраны, наряду с представителями и ставленниками партноменклатуры, честные люди, искренне желавшие изменить ситуацию в стране. Впервые за все годы советской власти в стране к власти мог прийти народ. И это далеко не всех устраивало.

К началу 90-х годов в СССР в люмпен-номенклатуре было несколько её разновидностей, которые можно свести к трём типам.

Первый тип номенклатурщиков из люмпенов состоял из людей, жаждавших власти и привилегий, но не занимавшихся личным обогащением. Им вполне хватало и того, что им доставалось от номенклатурной кормушки и того, что они удовлетворяли свои амбиции в реализации властных полномочий.

Их по моим оценкам было большинство. Они не верили в идеалы коммунизма, но прекрасно понимали, что, прикрываясь этими идеалами, они остаются у власти, а принадлежность к власти даёт им такие льготы и привилегии, что они автоматически становились очень обеспеченными людьми общества. Эти люди были не в состоянии сами что-либо придумать в области стратегии развития общества, но они умели красиво говорить, и быстро и эффектно прогибаться перед начальством, решая тактические задачи в русле всеобщей стратегии развития, сформулированной вышестоящим начальством. Оставим за ними название «номенклатурщики». Они, конечно же, были люмпенами, поскольку отрывались от своих корней, но рассматривали номенклатуру как социум, к которому мечтают принадлежать. Эти люмпен-номенклатурщики чувствовали, что при М.С.Горбачёве им становится всё более неуютно, и что они могут в ближайшее время лишиться своих льгот и привилегий. Они были против М.С.Горбачёва (скрывая это) и хотели вернуть страну назад.

Второй тип номенклатурщиков, это люмпены, пришедшие во власть по соображениям корысти. Они брали взятки, организовывали устойчивые межведомственные группировки по хищению государственной собственности, занимались валютными операциями и именно их капиталы к концу 80-х годов ХХ века требовали свободы. Это были предприниматели, которым было тесно в реальной советской экономике, и они использовали свою принадлежность к люмпен-номенклатуре как способ реализации своих предпринимательских интересов. Это – номенклатурные предприниматели. Им было тесно в рамках той экономической парадигмы плановой зарегулированной экономики, которая существовала в советском социализме. Они хотели экономической свободы, а Горбачёв не решался им её дать. Они были недовольны и хотели перемен.

Третий тип номенклатурщиков – исчезающе малый по своей численности, - это та группа людей, которая искренне верила в коммунистические идеалы и искренне старалась изменить жизнь в стране в соответствии с этими идеалами. Это – номенклатурные идеалисты. М.С.Горбачёв, затеявший «перестройку», делал всё от него зависящее, чтобы в партийные функционеры включались именно такие люди. Это были те маргиналы из советской интеллигенции, которые поверили в возможность перемен и пошли в КПСС для реализации этих демократических перемен. Они не стали люмпенами, хотя и ушли из школ, институтов и заводов на партийно-хозяйственные должности. Они не рвали со своим социумом, а несли его интересы во власть. Этот Горбачёвский набор и «всколыхнул» общество. Именно эти молодые идеалисты явились той силой, опираясь на которую, генеральный секретарь пытался провести демократизацию общества и отнять власть у люмпен-номенклатуры. Они жаждали быстрых перемен, а перемены были постепенными. Их недовольство Горбачёвым также нарастало.

Итак, все три социальные группы в правящей номенклатуре были недовольны действиями М.С.Горбачёва.

А тут ещё к несчастью для страны в середине 80-х годов ХХ века Правительством СССР была провозглашена борьба с пьянством и алкоголизмом. Эта борьба, как это и водится у люмпен-номенклатуры, велась с «перегибами» - массово, бездумно и с размахом. Сокращалось не только производство водки, но и другого алкоголя, вырубались виноградники, уничтожалось виноделие. Так, например, в Узбекистане ещё в начале ХХ века усилиями Р.Р.Шредера, основателя научного сельского хозяйства в Узбекистане, а также первого в Центрально-азиатском регионе НИИ садоводства, виноградарства и виноделия, были выращены замечательные виноградники, на базе которых производились выдающиеся узбекские вина – «Хинагул», «Боян-Ширей», различного рода «Мусаласы» и т.п. Все виноградники во время борьбы с алкоголизмом там были вырублены, а виноделие в республике уничтожено на корню. До сих пор Узбекистан не может оправиться от нанесённого тогда ущерба. Вина, которые в нём производятся сегодня, очень невысокого качества.

Но не только уничтожением культуры виноделия во многих регионах СССР повинна антиалкогольная компания, объявленная М.С.Горбачёвым, и реализованная люмпен-номенклатурой. Её действиями был нанесён сокрушительный удар по экономике страны. Как шутили советские экономисты того времени, бюджет СССР был «пьяным», поскольку более четверти его доходов составляли акцизы с вино-водочных изделий. Сократив объёмы производства и продаж вино-водочных изделий, реализаторы борьбы с алкоголизмом сократили и бюджетные поступления – возник бюджетный дефицит.

Но была и другая, ещё более страшная сторона этого процесса. Те деньги, которые советский народ нёс ранее в продовольственные магазины и отдавал за вино-водочные изделия, оставались теперь у него на руках, поскольку объём продаваемых вино-водочных изделий существенно сократился. В условиях твёрдых и неизменных цен на все товары, свободные деньги бросились на охоту за товарами, которые советская промышленность и так производила не очень много – дефицит это характерное состояние нерыночного распределения товаров. В результате такой «охоты» с прилавков советских магазинов стало постепенно исчезать всё. Люди мешками впрок закупали сахар, мыло, спички и др. Возник небывалый за последние десятилетия существования СССР дефицит товаров потребительского спроса.

Для того чтобы сохранить ситуацию социальной стабильности, люмпен-номенклатура организовала продажу этих товаров, и прежде всего, мясных продуктов, по предприятиям. Свёртками, весом по два килограмма (кто же перевешивал?) мясные кости вперемешку с обрезками мяса, обёрнутые в бумагу и перевязанные шпагатом, продавали несколько раз в месяц на предприятиях и в организациях рабочим и служащим по всему Советскому союзу. Такие понятия как «тонкий край», «грудинка», «вырезка» остались лишь на плакатах в мясных отделах магазинах, где вместо мяса на прилавке ещё красовались банки с фруктовым соком. Но скоро и они исчезли.

Повсеместно появились талоны на сахар, на мыло, на зубную пасту, на растительное и сливочное масло, и, конечно же, на водку. Народ скупал всё – плохую обувь, плохую одежду, скалки и стулья… Для того, чтобы защитить местного жителя от тех, кто «понаехал», продавать товары в магазинах стали только по паспортам, сверяя прописку.

К началу 1991 года страна переживала экономический кризис: объёмы производства стали уменьшаться, на руках у жителей была огромная масса денежных средств, которые не были обеспечены товарной массой. При этом народу уже дали свободу слова и каждый человек мог в открытую ругать и советскую власть, и генерального секретаря ЦК КПСС. Все ждали перемен, а Горбачёв не знал что делать. Каждый предлагал ему какие-то решения: один – всё перестроить за 500 дней, другой – всё перестроить за три года…

В Политбюро возникали группировки, по разному оценивающие и ситуацию, и её развитие. Словом – «верхи уже не могли жить по-старому»…

Реальную силу при этом стали набирать демократизированные М.Горбачёвым Советы народных депутатов. Впервые за последние 60 лет Советской власти, выборы в Советы всех уровней прошли на демократической основе, и к 1991 году люмпен-номенклатура почувствовала, что власть из её цепких рук вываливается – ей на смену идут номенклатурные идеалисты и настоящие демократы. Смертельная угроза нависла над нею. Нужно было что-то делать. Ситуация усугубилась ещё и тем, что совершенно неожиданно для всех партноменклатурщик до мозга костей, бывший первый секретарь Свердловского обкома КПСС Б.Ельцин оказался символом народного протеста против люмпен-номенклатуры.

Траектория его стремительного партийно-номенклатурного роста была прервана 21 октября 1987 г. на Пленуме ЦК КПСС. В народе зашептали о его «мученичестве». Так что же такого сказал на Пленуме Ельцин и почему в глазах простых советских людей он стал «мучеником» за справедливость? Обратимся к стенограмме этого Пленума, которая была опубликована задолго после произошедших событий. Вот что тогда (с сокращениями) говорил этот человек [http://www.constitution20.ru/system/documents/documents/000/000/443/original/ Стенографический_отчёт_Пленума_ЦК_КПСС_21_октября_1987_г._-_1989.pdf?142341677]:

«…Я должен сказать, что … ничего не изменилось с точки зрения стиля работы Секретариата Центрального Комитета партии, стиля работы товарища Лигачёва…

В то время, когда партия сейчас должна как раз взять именно революционный путь и действовать по-революционному. Такого революционного духа, такого революционно напора, я бы сказал, партийного товарищества по отношению к партийным комитетам на местах, ко многим товарищам не чувствуется... Я думаю, что то, что было сказано на съезде в отношении перестройки за 2-3 года - 2 года прошло или почти проходит, сейчас снова указывается на то, что опять 2-3 года,- это очень дезориентирует людей, дезориентирует партию, дезориентирует все массы, поскольку мы, зная настроения людей, сейчас чувствуем волнообразный характер отношения к перестройке. Сначала был сильнейший энтузиазм - подъем. И он всё время шёл на высоком накале и высоком подъёме, включая январский Пленум Центрального Комитета партии. Затем, после июньского Пленума ЦК, стала вера какая-то падать у людей, и это нас очень и очень беспокоит…

Я должен сказать, что уроки, которые прошли за 70 лет,- тяжёлые уроки. Были победы, о чем было сказано Михаилом Сергеевичем, но были и уроки. Уроки тяжёлых, тяжёлых поражений. Поражения эти складывались постепенно, они складывались благодаря тому, что не было коллегиальности, благодаря тому, что были группы, благодаря тому, что была власть партийная отдана в одни-единственные руки, благодаря тому, что он, один человек, был ограждён абсолютно от всякой критики.

Меня, например, очень тревожит - у нас нет ещё в составе Политбюро такой обстановки, в последнее время обозначился определённый рост, я бы сказал, славословия от некоторых членов Политбюро, от некоторых постоянных членов Политбюро в адрес Генерального секретаря. Считаю, что как раз вот сейчас это просто недопустимо…

И последнее. (Пауза.)

Видимо, у меня не получается в работе в составе Политбюро. По разным причинам, видимо, и опыт, и другие, может быть, и отсутствие некоторой поддержки со стороны, особенно товарища Лигачёва, я бы подчеркнул, привели меня к мысли, что я перед вами должен поставить вопрос об освобождении меня от должности, обязанностей кандидата в члены Политбюро. Соответствующее заявление я передал, а как будет в отношении первого секретаря городского комитета партии, это будет решать уже, видимо, пленум городского комитета партии».

И всё!

М.С.Горбачёв на всякий случай подытожил сумбурное выступление Б.Ельцина:

«Хочу повторить основные моменты заявления. Первое. Товарищ Ельцин сказал, что надо серьёзно активизировать деятельность партии и начинать это следует с Центрального Комитета КПСС, конкретно с Секретариата ЦК. Замечания в этой связи были высказаны Егору Кузьмичу Лигачёву.

Второе. Ставится вопрос о темпах перестройки. Утверждается, что назывались сроки перестройки два-три года. Отмечается, что такие сроки ошибочны, это дезориентирует людей, ведёт ещё больше к сумятице в обществе, в партии. Положение чревато такими последствиями, которые могут погубить дело.

Третье. Уроки мы извлекаем из прошлого, но, видимо, с точки зрения товарища Ельцина, не до конца, поскольку не созданы механизмы в партии, на уровне ЦК и Политбюро, которые бы исключали повторение серьёзных ошибок.

И, наконец, о возможности продолжить свою работу в прежнем качестве. Товарищ Ельцин считает, что дальше он не может работать в составе Политбюро, хотя, по его мнению, вопрос о работе первым секретарём горкома партии решит уже не ЦК, а городской комитет.

Что-то тут у нас получается новое. Может, речь идёт об отделении московской парторганизации? Или товарищ Ельцин решил на Пленуме поставить вопрос о своём выходе из состава Политбюро, а первым секретарём МГК КПСС решил остаться…»

Началось обсуждение высказываний Ельциным, и все вступавшие порицали Ельцина, а некоторые даже объясняли это его личными политическими амбициями. После такого дружного осуждения, Ельцин выступил с покаянием: «То, что я подвёл Центральный Комитет и Московскую городскую организацию, выступив сегодня,- это ошибка… я повторяю то, что сказал: прошу освободить и от кандидата в члены Политбюро, соответственно и от руководства Московской городской партийной организацией».

И в этот момент М.С.Горбачёв допустил ошибку, стоившую ему должности, а нам – страны под названием СССР. Он предложил Пленуму: «Я вношу такое предложение... Пленум ЦК КПСС признает выступление товарища Ельцина политически ошибочным. Не расшифровывать, по каким вопросам и что. Оно по всем пунктам политически ошибочно».

Так и решили. В газетах появилось сообщение о «признании выступления товарища Ельцина политически ошибочным» и о снятии его с партийных должностей с переводом на руководство Госстроем. Но что это было за выступление, о чём оно, о какой политической ошибке говорится – никто не знал. И тогда поползли слухи…

Первый слух, с которым я столкнулся буквально через день-другой после опубликования решений Пленума – это то, что Ельцин выступил против Раисы Горбачёвой, жены генсека. Это была незаурядная женщина, не ставшая «тенью» первого лица государства, как это было до того (и после того), а всегда бывавшая рядом с мужем и активно помогавшая ему. Это было необычно, и многих раздражало. Поэтому говорили даже, что Р.Горбачёва присутствовала на этом заседании Политбюро, и Ельцин предложил ей выйти из зала. Второй слух, который появился вслед за первым – что Ельцин предложил разогнать старых членов Политбюро и набрать в него новых и молодых. Слухи множились, обсуждались.

В конце 90-х по телевизору было показано интервью с бывшим редактором «Московской правды» и в последующем при Ельцине - министром печати Михаилом Полтораниным, который заявил примерно следующее. Через месяц после проведения этого исторического Пленума он участвовал в каком-то совещании главных редакторов газет СССР. Коллеги из регионов ему, как редактору газеты, учредителем которой являлся Московский горком КПСС (возглавлявшийся Ельциным), стали задавать вопросы: что же такого Ельцин наговорил Горбачеву? Тогда Полторанин позвонил Ельцину и предложил ему раздать этим редакторам текст не фактической и бледной речи, а текст гневно-обличительный, революционный, который якобы и был произнесён Ельциным на Пленуме. Ельцин, понимая, что ничем не рискует, согласился. Тогда Полторанин «состряпал» речь, отпечатал её на машинке, а затем эту подделку его помощники откопировали. И раздали редакторам. Редакторы развезли эту «речь Ельцина» по всему Союзу, стали распространять и копировать. В результате пошла «речь Ельцина» гулять по стране. Так, благодаря очередному обману Ельцин из партноменклатурщика превратился в борца с партноменклатурой…

В этой «речи», которой никогда не было, говорилось о простых тружениках, вынужденных «стоять в очереди за сосисками, в которых крахмала больше, чем мяса», о засилье бюрократии в стране, о коррупции. Была там и резкая критика военных действий в Афганистане. И ведёт себя наш герой по геройски, одёргивая всесильного Е. Лигачева: «Не надо т.Лигачев кричать и поучать меня. Не надо. Нет, я не мальчишка».

Люмпен-номенклатура в это время понимала, что власть из её рук переходит в руки всё более и более становящимися народными Советов. И остановить этот процесс можно только одним способом – «свалить» Горбачёва. Поэтому Ельцин для люмпен-номенклатуры оказался очень кстати – тем более что он «до мозга костей» свой, все это знали. Вокруг этого «борца» стали собираться наиболее активные из номенклатурщиков, в том числе и номенклатурные идеалисты. Именно в это время Ельцин и стал «борцом», набирая очки в глазах жаждущей перемен публики.

И вот, наступила развязка. Горбачёв уехал в Форос, а его товарищи по Политбюро попытались устроить его смещение с должности: «Горбачёв мой друг. Но он болен, а потому я исполняю обязанности президента» - заявил Г.Янаев, не в состоянии удержать от страха за содеянное дрожь в руках. Номенклатурщики первого типа, которых было большинство, и в интересах которых переворот и осуществлялся, дружно поддержали ГКЧП с его призывами повернуть всё назад.

Но не рассчитали эти люмпен-номенклатурщики, что в их среде есть и те, кто хотел легализовать свои капиталы, и совсем не хотел возвращаться назад – номенклатурные предприниматели. Не учли они и того, что в их среде были и люди «горбачёвского призыва», которые рвались вперёд к новому осмыслению коммунистических идеалов – номенклатурные идеалисты. Не учли и того, что не вся власть, но её существенная часть уже перешла к Советам, которые вовсе не собирались поддерживать ГКЧП. Более того – Горбачёв дал свободу слова, освободив СМИ от обязанностей лгать и некоторые независимые СМИ выступили против путча («Эхо Москвы», например). Поэтому ГКЧП получил отпор как со стороны части номенклатуры, так и со стороны народа.

Ситуация оказалось непростой. Практически все Первые секретари компартий республик СССР, за исключением, пожалуй, только Н.Назарбаева, высказались в поддержку ГКЧП, первые секретари обкомов и горкомов КПСС сделали то же самое. А вот некоторые Советы отказались делать это, да и простой народ, «вкусивший» прелестей свободы, не собирался выполнять роль послушного стада.

Не получилось! Люмпен-номенклатурщики проиграли. Выдающуюся роль в этом сыграл Ельцин, тут ему нужно отдать должное. Но я нисколько не сомневаюсь в том, что даже если бы Ельцин прогнулся, как это сделали другие номенклатурщики, то через некоторое время всё равно произошло бы неизбежное – крах партноменклатуры. Не менее выдающуюся роль в срыве переворота сыграл и Верховный Совет РСФСР.

КПСС была запрещена на территории России – Б.Н.Ельцину она была уже не нужна, он стал номенклатурщиком высшего уровня. То же самое произошло в других республиках СССР. Бывшие первые секретари Республиканских компартий, по совместительству ставшие либо Президентами республик, либо Председателями Верховных советов своих республик, срочно открещивались не только от ГКЧП, но и от своего недавнего партийного прошлого. Президент Украины Л.М.Кравчук, например, долгие годы возглавлявший в ЦК Компартии Украины идеологическую работу («да здравствует братская дружба народов СССР!»), срочно стал националистом, объявил о независимости Украины и тем самым – себя от СССР и ответственности за только что проявленную трусость при поддержке ГКЧП.

То же самое сделали и все другие номенклатурщики. Объявив это, они, как и Ельцин, вдруг почувствовали свободу. Нет над ними никаких уз ни ЦК, ни партийной дисциплины. Их личные номенклатурные мечтания сбылись! Но не в форме занятия должности Генерального секретаря ЦК КПСС, а в форме Президента независимой страны. Зачем им в таких условиях СССР? Не нужно им ни какого СССР! Каждый из них у себя в своей независимой республике – и царь, и бог! Именно поэтому никто (кроме опять же того же Н.Назарбаева) особо и не возражал, когда троица президентов России, Белоруссии и Украины в Беловежской пуще подписала документы о прекращении действия договора об СССР – всем высшим номенклатурщикам (за исключением высшей советской номенклатуры) это было выгодно. Но к тому моменту, когда подписывалось Беловежское соглашение, советская люмпен-номенклатура уже бежала с советских должностей на должности российские.

Возражали против развала СССР, разве что, номенклатурщики-идеалисты «горбачёвского» призыва – они «правил игры» в номенклатуре не знали, да и играть в эти игры не умели. Но все их протесты, митинги и собрания, выступления в газетах и т.п. были безрезультатными. Их лидер М.С.Горбачёв был сломлен предательством своих товарищей по Политбюро, да и Ельцинские «пинки» Горбачёву добавили переломов. Он перестал быть лидером. Он сник. Номенклатурщики-идеалисты «горбачёвского призыва» остались ещё в Советах, где продолжили слабое сопротивление номенклатурной реакции.

Но что же произошло с основной массой люмпен-номенклатуры и двумя другими её типами – «горбачёвским набором» и номенклатурными предпринимателями?

Люмпен-номенклатура дружно пошла под знамёна новых лидеров. Она не покинула своих кресел и кабинетов. Она только поменяла названия на табличках своих кабинетов. В России все они повесили над своими рабочими столами портреты Ельцина, в Украине – Кравчука, в Узбекистане – Каримова… Коммунистическая идеология братства народов и равенства была ими тут же заменена новой идеологией – национальным самосознанием, кое-где переросшим в национализм. «Возвращение» к историческим корням вызвало очевидную ориентацию номенклатурщиков на возвращение к религии. И вот уже бывшие первые партийные и комсомольские секретари, ещё совсем недавно истово преследовавшие все религии, в одночасье становятся прилежными прихожанами религиозных общин – христианских, мусульманских, иудейских, буддийских…

Нет, они не стали религиозными. Они не верили в религию - точно также как ранее не верили в коммунистические идеалы. Так и теперь они в свои религии не верили, но принадлежность к ним демонстрировали народу. Ну а основная масса люмпен-номенклатурщиков устремилась за ними в те же самые храмы, синагоги и мечети, только на задние ряды.

Номенклатурщики из предпринимателей, накопившие к 1991 году достаточные капиталы, легализовали их, и стали бизнесменами, владельцами новых банков и финансово-промышленных групп. Они не высовывались и не высовываются, предпочитая оставлять славу «самых богатых людей» всяким Потаниным, Абрамовичам и Березовским. Кто знает – какой собственностью в результате приватизации обладает проводивший её А.Чубайс? Никто не знает. Как никто не знает и о капиталах тех самых номенклатурных предпринимателей, имена которых могут появиться на свет только в списках владельцев офшорных компаний или зарубежной недвижимости.

Советской номенклатуре и хозяйственной номенклатуре тоже досталось – они материализовали свои партийно-хозяйственные связи в виде жирных кусков бывшей государственной собственности. Большая часть из них свои акции успешно продала и теперь вкушает прелести жизни в благополучной Европе, скупив там в курортных местах домики, дома и домища, а свободные средства вложив в ценные бумаги европейских компаний.

Я не буду рассматривать все республики СССР, понимая, что в той или иной мере там происходили схожие процессы, поэтому остановлюсь только на примере России. Диалектика дальнейшего развития России предопределилась противоречием двух сил – номенклатурными идеалистами «горбачёвского призыва», которая взяла власть в Советах, и люмпен-номенклатурой, выразителем интересов которой стал Ельцин.

Номенклатурные идеалисты были проникнуты идеями народовластия и стремились к такому обустройству страны, при котором она развивалась бы гармонично в интересах каждого её гражданина. Этот путь для неё был неизвестен, и как его найти – никто не знал.

Люмпен-номенклатура, в отличие от них, точно знала, чего хотела – прибрать государственную собственность и власть в стране к своим рукам.

Это противостояние выразилось в борьбе Президента России Б.Ельцина с председателем Верховного Совета РСФСР Р.И.Хасбулатовым, а на уровне регионов – между главами администраций и председателями местных Советов. В распоряжении люмпен-номенклатуры были все ресурсы: финансовые, людские и силовые, а в распоряжении Советов – только легитимная власть. К тому же в Советах работали люди разных мнений, разного уровня развития, разного мировоззрения. Поэтому они не были столь монолитны и едины, как люмпен-номенклатурщики. Были среди них и представители люмпен-номенклатуры. На местах Советы не укрепляли свою власть, а занимались тем, что осуществляли масштабные переименования – улице «Советской», например, возвращали прежнее старорежимное название - «Боголюбская», а городу «Новокомсомольск», построенному на месте старой деревни, давали название этой деревни – «Старобольшаковск» и т.п. И делалось это в спорах и сомнениях, в обличениях и с пламенными речами на трибунах.

А в это время независимые СМИ постепенно «прибирались» к рукам люмпен-номенклатуры, а те из них, кто сопротивлялся, подавлялся новыми инструментами – не идеологическими, как ранее, а экономическими. Как в дальнейшем назвал это В.Путин – «спор хозяйствующих субъектов».

К 1993 году новая номенклатура настолько окрепла, что уже могла подавить любое сопротивление своей власти. Она нуждалась только в прикрытии своей власти ширмой народовластия, а само народовластие, элементы которой представляли действующие Советы, ей было уже в тягость – мешало властвовать. К тому же, номенклатурные предприниматели, легализовавшие свои капиталы в коммерческих банках, стремились материализовать их – им нужно было прибрать к своим рукам производственные мощности, которые оставались в государственной собственности. И ми Советы мешали – в них «первую скрипку» играли номенклатурные идеалисты, которые всячески мешали это сделать. Именно они инициировали принятие Закона о приватизации государственной собственности ещё 3 июля 1991 года N 1531-1. Этот закон гласил, что приватизация проводится в соответствии с Госпрограммой приватизации, а она вносится Советом Министров РСФСР и утверждается Верховным Советом РСФСР – без одобрения Советов государственная собственность не могла перейти в руки номенклатурных предпринимателей.

Нужно было последнее усилие, чтобы вновь и уже окончательно вернуть в руки люмпен-номенклатуры власть в стране, а номенклатурным предпринимателям присвоить государственную собственность и легализовать свои капиталы. Для этого нужно было одно - устранить Советы, мешающие это делать. И тогда Ельцин 21 сентября 1993 года издал указ № 1400 о роспуске Съезда народных депутатов и Верховного совета, чем, конечно же, нарушил действовавшую тогда Конституцию. Ну, мало ли что не нарушали и до этого люмпен-номенклатурщики? Всё, что мешало им лично - легко нарушали. Сталинская Конституция же нарушалась с самого первого дня её принятия!? Так чем Ельцин лучше? Верховный совет попытался было сопротивляться, но быстро был подавлен военной силой. А на местах областные и городские Советы дружно самораспустились. Люмпен-номенклатура вернула себе власть.

Но ведь нельзя было просто – взять и распустить Советы! Нужно было народу дать что-то взамен, нужно было и всему миру показать, что Россия идёт в сторону демократии, а не в обратном направлении. Для этого, возвращаясь к историческим корням, деятели из ельцинского окружения придумали новую форму «народной власти» – Государственную Думу. Её полномочия конечно урезали по сравнению с полномочиями Советов, а чтобы и вовсе заблокировать возможности нового органа народовластия сопротивляться, создали Совет Федерации из самих себя – из руководителей региональной люмпен-номенклатуры.

Победители тут же объявили выборы в Думу (бывшие руководители Верховного совета из «горбачёвского набора» в это время сидели в тюрьме и участвовать в выборах не могли), а также – голосование за Конституцию, в которой эта Дума и объявлялась. На момент выборов 1993 года в России было всего зарегистрировано 106 170 835 избирателей. Из них в голосовании приняли участие 58 187 755 человек (54%). За принятие ельцинской Конституции проголосовало 32 937 630 человек, то есть – 56% от числа проголосовавших или - 31% от числа зарегистрированных избирателей. Иначе говоря, действующая сегодня Конституция России была принята менее чем третью голосов жителей России. Главный лозунг агитаторов за новую Конституцию звучал так: «Как же жить без Конституции?»

Голосование по выборам в Госдуму было протестным. Люмпен-номенклатура, не предвидя этого, в эйфории от победы над Советами, устроила даже телевизионное шоу под названием «Встреча Нового политического года», в котором в прямом эфире подводили итоги голосования по стране. Было очень интересно следить за постепенным вытягиванием лиц перепуганных ведущих этого шоу, когда на смену радужным представлениям о безоговорочной победе «демократических сил» (Гайдар, Чубайс и Ко), приходили реальные данные о победе на выборах ЛДПР и коммунистов. Номенклатура потерпела фиаско, но не поражение. Это не помешало ей решить свои задачи. Власть всё равно осталась у неё – демократические институты страны были подорваны.

Указом Президента Российской Федерации от 24 декабря 1993 г. №2288 отменялись многие предыдущие законы, а в часть из них вносились принципиальные изменения, в том числе и в Закон о приватизации. В нём теперь говорилось о том, что приватизация проводится в соответствии с Госпрограммой приватизации. Но теперь эта программа не утверждается органом народовластия. Более того, «Инициатива в проведении приватизации государственных и муниципальных предприятий, может исходить от Госкомимущества России, его территориальных агентств, комитетов по управлению имуществом». Всё! Люмпен-номенклатура получила в свои руки возможность распоряжаться самым лакомым куском (после государственного бюджета) – государственной собственностью.

Не буду повторять историю приватизации в России – об этом написано много книг и статей. Понятно, что вернувшая себе всю полноту власти после гибели Советов люмпен-номенклатура, сделала это в собственных интересах – народ остался с пустыми руками. Помимо скрытого мошенничества при приватизации, люмпен-номенклатура осуществила и открытое мошенничество в виде залоговых аукционов. Об этом так, например, сказал много позже В.Потанин:

«Аукцион не был мошенничеством, но он был ярким примером исключительной силы лоббизма. Как и вся приватизация, он был несправедливым и по факту привёл к социальному расслоению. Но что сделали залоговые аукционы? Они создали в России класс крупных собственников. Только после этого стало приемлемо владение крупными предприятиями, после этого стали собственниками владельцы крупнейших металлургических, угольных, транспортных компаний и так далее. Это пробило брешь в обороне «красных директоров» заводов. Это была борьба нового бизнеса с «красными директорами». Все просто забыли, как эти люди управляли ЮКОСом, «Норникелем», «Сибнефтью». Люди месяцами не получали зарплату, предприятия не платили налоги. Это было ужасно, и нужно было это приватизировать. Единственное, о чем мы спорим, это то, насколько это было справедливо, конкурентно и так далее. Знаете, что я вам скажу? Какая была страна, какие были правила, так и приватизировали. Залоговый аукцион - это попытка устроить конкурентную борьбу за крупную собственность, но она была в руках не у государства. Мы её не у государства выкупали. Мы её у «красных директоров» отбирали»[ http://m.forbes.ru/article.php?id=83751].

Конечно, это – попытка выдать желаемое за действительное. В момент проведения залоговых аукционов, когда «люди месяцами не получали зарплату», конъюнктура мирового рынка сырья ухудшилась – предприятия минерально-сырьевого комплекса, как и другие предприятия, сидели без денег. Баррель нефти в 90-е годы стоил так:

1992 год - 22,0 долларов,
1993 год - 19,0 долларов,
1994 год - 17,7 долларов,
1995 год - 18,7 долларов,
1996 год - 21,7 долларов,
1997 год - 20,2 долларов,
1998 год - 13,6 долларов (год дефолта в России),
1999 год - 18,4 долларов.

Где уж тут «красным директорам» жировать? Так и оставались бы люди и при новых собственниках без зарплат, если бы к началу двухтысячных цена на нефть и другое сырье не «полезли» стремительно вверх. А кому в стране стало легче от того, что в ней появились «крупные собственники»? Только самим крупным собственникам!

Но главное в приведённом интервью другое – признание о том, что приватизация была «несправедливой». Ну а когда действия люмпен-номенклатуры были справедливыми? Никогда! Первичны – собственные интересы, а вторичны – интересы страны. В итоге уже к концу 90-х всё вернулось «на круги своя» - бюджет, льготы и привилегии, «телефонное право», как результат искажения правового пространства, всё - как было при КПСС, только без КПСС и, что для страны ещё хуже, без системы контроля. А без контроля, как известно, нет эффективного управления. Придуманная номенклатурой «система контроля» в виде «независимой судебной ветви власти» контролирующим органом не является. Судебная система современной России, как и в советские годы, являясь порождением номенклатуры, служит в интересах номенклатуры. Номенклатуру – не трогает, а по отношению ко всем остальным – демонстрирует всю строгость закона.

И не надо идти далеко за примерами. Ну, кто же из жителей современной России сомневался в том, чем закончится дело о хищениях в Министерстве обороны? Всем ясно, что бывший министр обороны А.Сердюков и его подельница Васильева не особенно пострадают. А что будет с сельским алкоголиком, который разобьёт стекло в здании местной администрации и утащит из его помещения на продажу, например, мягкое кресло? Всем ясно, что года на три его посадят.

Итак, к концу 90-х годов люмпен-номенклатура вновь вернула себе власть над ресурсами страны. Ельцин сделал своё дело, Ельцин должен уйти. Нужно было срочно найти ему преемника и его нашли.

11. Who is mr.Putin?

Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (отсюда).