Что делать

13. Верные сыны и дочери современной партноменклатуры России

Членами партии «Единая Россия» являются не только главы администраций разных уровней – от местного до федерального, но и другие чиновники и номенклатурщики, а также отдельные непричастные к власти личности. Но мы договорились не относить их всех к партноменклатуре, поскольку они вовсе не обязаны заниматься словоблудием и риторикой о той благостной жизни, к который они ведут россияне при мудром руководстве вождя. В отличие от партноменклатуры другие люмпен-номенклатурщики не выбираются на должности, а назначаются на неё именно партноменклатурой, и выполняют государственно-административные функции, конечно же, не забывая при этом и свои интересы. Эта госноменклатура составляет главных слуг партноменклатуры, они – её опора.

По определению госноменклатура - это та часть чиновников, которая занимает в государственном аппарате ответственные должности и попала благодаря этому в некоторое социальное множество «своих». Секретарь-машинистка или водитель гаража областной администрации госноменклатурой не являются – они не посвящены в тайны социума под названием «партноменклатура». Госноменклатура – это государственный чиновник, облечённый пусть маленькой, но всё же властью. Он в определённой степени причастен к ресурсам, распределяемым партноменклатурой, а потому посвящён в некоторые тайны их растаскивания по карманам и зачастую является частью этого механизма.

Это – как в Древней Руси. В те времена у князя были дворовые и слуги. Дворовые были приближены к князю и делили с ним тяготы и невзгоды, а также радости и победы, выполняя его приказания. Со временем дворовые становились дворянами. А слуги так и оставались слугами [Pavlov-Sylvansky].

Госноменклатурщик сегодня, как тот же дворовой, который со временем, угождая шефу, и выполняя его деликатные поручения, постепенно становится дворянином. Он готов на всё, что прикажет хозяин (или почти на всё).

Однажды попав в госноменклатуру, быть оттуда изгнанным очень сложно. Даже если госноменклатурщик проявил себя абсолютной бездарностью как руководитель, о нём всё же будут заботиться другие госноменклатурщики. Быть изгнанным из госноменклатуры возможно только в том случае, если чиновник нарушил неписанные правила поведения в этом социуме, например, когда в своём кабинете вместо портрета Путина повесил портрет Солженицына и при этом в открытую порицает действия Президента и Правительства. Тогда наказание и изгнание будут неизбежными. А если госноменклатурщик украл деньги из бюджета, «побаловался» с госсобственностью или повёл себя аморально, то ничего страшного – с кем не бывает? Ну - пожурят, ну - снимут с должности, переведя на другую работу. Всё равно он останется в социуме, в госноменклатуре, он свой, а «своих – не сдают».

После этих необходимых уточнений относительно того, кто же такой «номенклатурщик», рассмотрим теперь функции госноменклатуры – и де юре, и де факто.

Функции де юре – это всё то, что госноменклатура должна выполнять в силу законов, положений и должностных инструкций. Это то, за что ей государство платит зарплату. Функции де факто – это то, что делает госноменклатура в дополнение к функциям де юре, а зачастую и вместо этих функций. В развитых странах мира эти две функции в основном совпадают, чиновник и де юре, и де факто выполняет возложенные на него обязанности. Применительно к российской действительности эти две формы функций вступают в противоречие друг с другом. А, как известно из гегелевской диалектики, противоречия являются одним из оснований развития. Современная российская экономика в своём развитии как раз этими противоречиями и движется, поэтому в понимании современного этапа российского общества знание этого противоречия как основы его развития очень важно.

Госноменклатура реализует в жизнь «мудрые» указания партноменклатуры. Захотел партноменклатурщик, например, снести в центре города здание бывшего дворянского собрания, «охраняемое государством», и позволить предпринимателю (за мзду, конечно) построить на этом месте торговый центр – решение об этом озвучил, «большое пролетарское спасибо» в конверте или «борзыми щенками» от предпринимателя получил. А вот реализовать это решение будет госноменклатурщик: разрабатывать и передавать на утверждение партноменклатурщику планы, рассчитывать необходимые затраты на реализацию проекта, привлекать исполнителей, вести переговоры и осуществлять контроль, оплачивать из бюджета выполненную работу, готовить отчёты о выполнении планов, успокаивать общественность, напрягать прессу в нужном направлении и т.п.

Госноменклатура – это аппарат исполнения желаний партноменклатуры. Если желания исполняются в полном размере, значит госноменклатурщик хороший, квалифицированный исполнитель, достойный наград и привилегий. А поскольку определённая часть желаний партноменклатурщика является противозаконной, то волей-неволей госноменклатурщик должен, исполняя эти желания, сам нарушать закон.

Нарушив закон пару раз для партноменклатурщика, госноменклатурщик понимает, что сделать это можно и не только для удовлетворения потребностей шефа, но и для удовлетворения собственных нужд. Поэтому, например, занимаясь сносом здания бывшего дворянского собрания в интересах парноменклатурщика, госноменклатурщик позволит себе несколько завысить смету по сносу и организует конкурс на выполнение этой работы так, чтобы его выиграла фирма, которая тем или иным образом «отблагодарит» его за эту победу. Со временем такой госноменклатурщик создаёт вокруг себя прикормленную предпринимательскую сеть, аппетиты которой только возрастают. Именно так параллельно патримониальной предпринимательской сети партноменклатурщика создаётся и патримониальная предпринимательская сеть госноменклатурщика. Она, конечно, по объёмам растаскивания бюджетных средств слабее, чем сеть партноменклатурщика, но госноменклатурные сети создаются множеством подчинённых партноменклатурному шефу госноменклатурщиков. Поэтому, если рассмотреть объём всех бюджетных средств и ресурсов, которые «проводятся» через предпринимательские сети госноменклатурщиков, то по общему объёму они будут не меньше, чем объёмы, контролируемые партноменклатурой.

Это означает, что со временем всё большая и большая часть бюджетных средств оседает в карманах госноменклатурщиков и предпринимателей, включённых в госноменклатурные патримониальные сети. Сложно, конечно, оценивать объёмы средств, которые таким образом «осваиваются» в целом по стране. На мой взгляд, под жёстким контролем парт- и госноменклатуры сегодня находится 80% всех потоков государственных средств и ресурсов. Из них она забирает себе примерно третью часть от этой суммы наличными средствами, а это составляет от бюджета страны величину около 25%.

Есть и такие госноменклатурщики, которые ещё не успели или в силу своей неразвитости не смогли создать сеть доверенных предпринимателей, через которую они проводят госзаказы в собственных интересах. В таком случае они начинают рисковать - ставят условия «отката» перед малознакомыми и не проверенными на надёжность предпринимателями, которым обещают открыть льготное финансирование на какой-нибудь госзаказ из госбюджета.

Отечественные СМИ полны подобных примеров, поскольку таких госчиновников время от времени силовики «ловят» с поличным. Мудрых госноменклатурщиков, создавших и курирующих патримониальные сети, поймать с поличным практически невозможно хотя бы потому, что в свою сеть они включают представителей контролирующих и силовых структур (взятки, подношения, постоянное денежное содержание за оказание «консультационных» услуг и т.п.) как их непосредственных участников.

Есть ещё один весьма распространённый и легальный способ «освоения» бюджетных средств госноменклатурой. Вот его условная схема. Госноменклатурщик А создаёт ООО «Международный центр политики», генеральным директором которого и учредителем является его сын, а госноменклатурщик Б того же уровня иерархии создаёт ООО «Центр международной политики», генеральным директором которого и учредителем является его дочь. Периодически департамент, в котором работают оба госноменклатурщика, объявляет открытый конкурс на разработку очередной Стратегии развития чего-нибудь. Конкурс открытый, поэтому в нём могут принимать участие все желающие, в том числе и эти две компании. Конкурс выигрывают поочерёдно то «Международный центр политики», то «Центр международной политики», после чего за очень большие бюджетные средства в недрах этих «центров» пишется требуемый многостраничный документ. Причём пишут его чиновники вышеупомянутого департамента, которые «по совместительству» работают в этих «центрах». Пишут на своём рабочем месте в рабочее время, а принимают эту работу от лица заказчика сами госноменклатурщики. Все довольны: отцы от этих фирм получают заранее оговорённые «откаты», их дети за счёт бюджетных средств и непыльной работы генеральными директорами «центров» живут богато и счастливо, да и чиновники департаментов за счёт этого совместительства получают солидную прибавку к жалованию. Бюджет страдает, да кого это волнует?

Итак, де юре госноменклатура призвана эффективно распределять государственные средства и ресурсы в интересах всего общества под руководством партноменклатуры, а де факто – распределяет государственные средства так, что их существенная часть расхищается. Коррупционное поведение госноменклатуры очевидно является следствием власти партноменклатуры. Русская поговорка по этому поводу правильно утверждает: «Рыба гниёт с головы».

Я здесь не буду приводить примеры хищений государственных средств и ресурсов со стороны госноменклатуры – их огромное количество. Деньги «осваиваются» госноменклатурой и партноменклатурой на ремонте дорог и их строительстве, на закупках медицинского оборудования, на многочисленных ремонтах больниц, школ и спортивных сооружений, на благоустройстве улиц и дворов, на разработке многочисленных Методик, Программ и Стратегий, словом – везде, куда направляются бюджетные средства. А из этого следует простой вывод – государственное строительство в России является не эффективным, поскольку на получение одного и того же результата из госбюджета тратится средств в несколько раз больше, чем в развитых странах мира. Один квадратный километр дороги нам обходится существенно дороже, чем, например, в Норвегии; приобретение в больницу томографа обходится в два-три раза дороже, чем его рыночная стоимость; ремонт больницы по своей сумме сопоставим со строительством новой больницы; стоимость строительства футбольного стадиона возрастает в несколько раз и стадион оказывается чуть ли не самым дорогим в мире…

При такой власти Россия обречена на хроническое отставание в своём развитии от ведущих стран мира. И техническая отсталость здесь не причём – трансформировавшийся во времена Ельцина и окончательно сформированный во времена Путина государственный механизм власти партноменклатуры не может эффективно работать, он ориентирован на использование государственных средств в собственных интересах номенклатуры, а не в интересах управляемого им народа и страны. Примеру партноменклатурщиков последовали госноменклатурщики. Партноменклатурщиков в России – сотни, госноменклатурщиков в России – тысячи. Все вмести они – целая армия, которая подобна клопам, присосавшимся к телу государства. Государство хиреет – клопы жиреют.

Но ведь есть в государстве и другие структуры, которые могут и должны пресекать разворовывание госбюджетных средств. И это, в первую очередь, избранники народа – депутаты всех уровней. Ведь именно они формируют бюджеты всех уровней и принимают решения о направлении бюджетных средств на те или иные цели. Именно они могут и должны, узнав от народа или из репортажей СМИ о расхищении бюджетных средств, инициировать прокурорские проверки. Именно они должны пресекать зарвавшихся партноменклатурщиков. Как обстоит дело с этой «ветвью» власти, - по Конституции независимой?

На сей день она сформировалась в отдельное явление, которое ранее я назвал «закноменклатурой» - законодательной номенклатурой. Она через депутатов «Единой России», «Справедливой России» и частично через ЛДПР и КПРФ срослась с партноменклатурой. Более яркого примера придумать сложно - в июле 2014 года у Президента РФ В.Путина прошло совещание, посвящённое сложной ситуации, в которой оказалась страна после отъёма Крыма Россией у Украины. После него спикер Совета Федерации В.Матвиенко заявила, в частности:

- Путин по итогам совещания дал задания всем: и силовикам, и правительству, и ДЕПУТАТАМ…

Что тут говорить? Спикер Совета Федерации, независимой ветви власти, с радостью и гордостью заявила на весь мир о том, что законодательная ветвь власти (закноменклатура) получила от президента (партноменклатурщика высшего уровня) задание и с радостью будет его выполнять. И это – независимая ветвь власти???

Если госноменклатурщик быстро и оперативно исполняет желания своего партноменклатурного шефа, это даёт ему возможность самому заняться всякими разными махинациями – шеф в случае чего «прикроет». Если закноменклатурщики исполняют волю хозяев страны – партноменклатуры, то и им позволяется вести себя так же.

Депутат Госдумы Константин Ширшов пытался продать мандат в Думу за 7,5 миллиона евро. Константин Ширшов входил в фракцию КПРФ и являлся членом комитета по земельным отношениям и строительству. 26.05.2014 решением суда он был осуждён за это преступление, но сейчас не об этом. На вполне закономерный вопрос: «Почему находятся люди, готовые заплатить деньги для того, чтобы стать депутатом?», ответ также является закономерным: «Потому, что это выгодно!» И дело здесь не в депутатской неприкосновенности и льготах, нет. Депутат любого уровня находится у кормушки – распределения государственных средств и государственного имущества. Он может лоббировать интересы бизнеса (за определённую сумму), он может напрямую или через депутатские запросы общаться с представителями силовиков (по заказу заинтересованных лиц, опять же – по таксе), он может напрямую обращаться к исполнительно власти, он может провалить какой-нибудь законопроект или поддержать его… Он много чего может.

Закон запрещает депутату заниматься предпринимательской деятельностью, но закон можно легко обойти и его легко обходят. Законодатели по примеру партноменклатуры осуществляют предпринимательскую деятельность через своих родственников или друзей. Вокруг них также формируется собственная предпринимательская сеть, которая также «отщипывает» кусочки от многострадального бюджета.

А потому и сумма, которую готов заплатить предприниматель для того, чтобы стать депутатом Госдумы, вполне бы окупилась, стань он депутатом. Поэтому это место так дорого и продавалось.

Остановить этот поток повсеместного разворовывания бюджетных средств и имущества могли бы силовики - милиция (полиция), прокуратура, следственный комитет, службы безопасности. Они это не делают в полной мере. Почему? Потому, что они также являются частью системы. Потому, что руководящие работники этих ведомств являются номенклатурой или, как я ранее их назвал - силноменклатурой. Конечно же, рядовые сотрудники отнюдь не являются номенклатурой, ею являются личности в силовых ведомствах, облечённые определённой властью.

Ещё в советские годы многие силовики были связаны хозяйственными связями с преступным миром. Получив по наследству от силовиков начального этапа диктатуры люмпен-пролетариата бандитские методы работы (избиения, похищения, пытки, подкуп, рэкет и др.) они с успехом применили их в 90-е годы – период взлёта бандитской экономики. В это время еле набиравший силу независимый российский бизнес сталкивался с «наездами» со всех сторон – и со стороны бандитов, и со стороны силовиков. Последние готовы были защитить бизнес (выполнить свою основную функцию) от посягательств бандитов, но только за деньги или за долю в бизнесе.

Многие силовики рассматривали и рассматривают окружающий их мир как место для кормления. В 90-е годы это проявилось со всей очевидностью. Начались «разборки» с бандитами и другими силовиками, а также легальными или полулегальными охранными группировками из спортсменов и ветеранов войн, в которых СССР так или иначе участвовал. К началу 2000-х годов ситуация стабилизировалась. Социолог В.Волков так объясняет факт исчезновения криминальных войн: «Очень важно понимать, что в начале нулевых не «государство задавило мафию», а произошли объективные структурные сдвиги, благодаря которым бандиты исчезли как класс - сами люди частично остались, конечно. Это установила социология. Если бы мы сказали, что были преступники, которые убивали и вымогали, а вот теперь с ними разобрались, мы бы не ответили на вопрос, что произошло с нашей страной в период с 1995 года по 2005-й. Уже к 2003 году бандиты исчезли в таком количестве, но это не значит, что их пересажали: они просто перестали воспроизводиться. Папа-бандит уже не будет передавать свой опыт - наоборот, он сделает все, чтобы его дети были другими, пошлёт их учиться в хорошие школы или за границу» [http://arzamas.academy/materials/969.]. По сути, В.Волков иными словами пересказывает механизм, изложенный в теории диктатуры люмпен-пролетариата. А с позиций теории это объясняется так.

В 90-е годы XX века из-за резкого падения уровня жизни в России многие представители самых различных социальных слоёв, в том числе и среди элиты в СССР (все силовики и учёные, например), вдруг оказались в положении «изгоев общества» - их доходы существенно сократились и они стали представителями бедных слоёв общества. Поэтому количество маргиналов в обществе резко возросло – учёные, военные, милиционеры и др. стали маргиналами. И из этих маргиналов огромное количество лиц покинуло свои социальные группы в стремлении продвижения вверх по социальной иерархии общества, став люмпенами. Кто-то из них занялся предпринимательством, кто-то занялся политикой, некоторым, кому не удалось реализовать выбранную траекторию, пополнил ряды люмпен-пролетариата. Многие из тех маргиналов, которые покинули свои социальные группы, могли использовать для продвижения по социальной лестнице только свою личную силу или боевой опыт. Они создали криминальные или полукриминальные группировки и пополнили совокупность люмпен-криминала, а к ним впоследствии частично «подтянулась» и часть люмпен-пролетариата. В ходе вооружённых разборок 90-х годов выжившие люмпен-криминалы получили то, ради чего они покинули свои социумы в 90-е годы – деньги, имущество или власть. Они закончили своё продвижение по вертикали социальной мобильности и надобности в продолжении криминального бизнеса отпала. Поэтому люмпен-криминалитет, сформировавшийся в лихие ельцинские годы, резко сократил свою численность и не столько из-за естественной убыли в результате криминальных войн, сколько из-за реализации своих потребностей в занятии мест в высших социальных слоях общества - люмпен-криминалитет легализовал накопленные капиталы и трансформировался в легальный бизнес. Он освободил рыночную нишу силовых услуг официальным государственным силовым структурам.

Государственные силовые структуры, которые в 90-е годы перестали быть единым монолитом, а превратились в совокупность независимых друг от друга группировок, участвующих в дележе незащищённых хозяйственных средств, после исчезновения конкурентов в лице люмпен-криминалитета, вновь начали структурироваться. Они постепенно вернулись к принципам номенклатурных отношений.

В отличие от депутатов, силноменклатурщики назначаются на должность. Главных силовиков назначает партноменклатура, а остальная силноменклатура подбирается уже назначенными партноменклатурой руководителями структур. «Новая метла по новому метёт» - вновь назначенный руководитель силового ведомства приводит с собой своих людей, зачищая для них кадровое пространство высшего уровня. Профессионалы, не следящие за конъюнктурой и не следующие её колебаниям, наивно полагают, что их никто трогать не будет – ведь пострадает дело! Глупцы! Задача силноменклатуры – охранять покой и состояние партноменклатуры, это главная задача в современной России. И если вдруг какой-нибудь профессионал из силовиков, не обременённый связями с партноменклатурой откажется выполнять эту основную задачу или, что ещё хуже, заденет своими действиями интересы партноменклатуры, от него тут же избавятся. А на его место посадят человечка, профессионально может быть и малопригодного, но неукоснительно выполняющего задания партноменклатуры и вышестоящего начальства из силноменклатуры.

А поскольку силовикам лучше, чем кому бы то ни было, известно о махинациях партноменклатуры, госноменклатуры и закноменклатуры, то и им остаться в стороне от массового грабежа государственной собственности и ресурсов очень сложно, тем более что накопленный в 90-е годы опыт никуда не делся. Различные силовые ведомства страны сегодня ведут войны не с криминалом, а друг с другом. И информация о таких действиях силноменклатуры время от времени проникает в СМИ. Из этой информации становится понятным, как именно российские силовики занимаются незаконным бизнесом. Я не буду пересказывать подобные случаи, а просто укажу на наиболее типичные черты организации такого бизнеса.

Во-первых, чаще всего организационные структуры незаконного силового бизнеса являются межведомственными. То есть их участники не ограничены сотрудниками какой-либо одной государственной организации, состоящими в отношениях субординации и формального разделения обязанностей, а наоборот, включают сотрудников разных организаций. Каждый сотрудник вносит в новую неформальную структуру возможности и ресурсы, специфические для организации, в которой он работает. Например, сотрудники одной организации привносят связи с политическим руководством страны (прикрытие), другие - технические средства добывания информации, третьи - ведения следственных действий, четвертые - нейтрализацию функции надзора, пятые выступают как посредники или связующие звенья с бизнесом, шестые - возможности влияния на суды, и т. п.

Во-вторых, такая организация построена по принципам личных и горизонтальных отношений, которые не предусмотрены формальной организацией. Такая сетевая организация бизнеса является более гибкой потому, что она может задействовать новые звенья, временно «подключать» кого-либо для решения конкретной задачи, а после её решения – исключать её из сети. Такая сеть складывается поперёк должностной иерархии госорганизаций, отменяя формальные должности и ранги, переопределяя статусы по-новому - в зависимости от того, кто и какие задачи может решить в рамках коммерческих проектов группы. Налицо типичная патримониальная бизнес-сеть. А во главе такой патримониальной бизнес-сети стоит крупный силноменклатурщик.

Если силноменклатура высшего уровня создаёт, по сути, бандитские организации для перераспределения бизнеса в свои руки, то почему бы этим не продолжать заниматься и их подчинённым, которые либо являются исполнителями заданий силноменклатуры, либо знают об этих заданиях. Поэтому и многие рядовые сотрудники силовых ведомств занимаются откровенным бандитизмом. Помимо крупных патримониальных организаций силовиков имеются и многочисленные организации на местах. Региональные силовики сегодня занимаются разнообразным криминальным бизнесом - от простого вымогательства (ГАИ – ГИБДД) до более сложного набора услуг. Решающее значение в этом бизнесе имеет возможность нарушения нормальной работы любого юридического лица, а также принуждения физического лица - то есть арест и возможность длительного лишения свободы, а также пытки и другие формы воздействия на арестованного. Распространённой на рынке услугой является принуждение к продаже актива и к снижению его цены существенно ниже рыночного уровня.

Подобные сообщения о милиционерах-полицейских в России бесчисленны и я приводить их здесь не буду.

Но ведь не только бандитизмом и грабежом живут силовики России! Они «крышуют» проституцию, наркотрафик, игровой бизнес, угон и выкуп автомобилей и т.п. Они подбрасывают невинным людям наркотики и заводят на них уголовные дела, которые прекращают за взятки. То есть – они формируют организованные преступные группировки.

Многие города России, в том числе и Санкт-Петербург, в котором я живу, пестрит рекламными надписями на асфальте и плакатами на столбах и деревьях, с предложением услуг проституток. И никто с этим не борется. Есть ли сомнения в том, что эта проституция полностью подконтрольна полицейским, а может быть и принадлежит ей? У меня лично таких сомнений нет.

Почему в России не вводится система автоматического слежения за безопасностью дорожного движения с помощью камер наблюдения? Ведь это выгодно – затраты на покупку и установку камеры окупаются за пол года за счёт штрафов, поступающих в бюджеты городов от нарушителей. Но это не выгодно гаишникам – они не следят за безопасностью движения на дорогах, они создают условия для нарушения правил и, собирают дань с нарушителей ПДД наличными средствами. Чем больше нарушений ПДД, тем богаче полицаи из ГИБДД. То-то у нас один из наивысших в мире уровней смертности на дорогах. А как же иначе при такой дорожной полиции?

Возбуждение уголовных дел - основной бизнес полицейских, не работающих в ГИБДД. Примеры? Да их огромное количество. Вот только один пример, просто взятый из интернета (июль 2015 года): «Подполковник московской полиции попался на взятке в 6 млн рублей. Деньги полицейский требовал за прекращение уголовных дел в отношении 46-летней женщины, осуждённой за серию мошенничеств с туристическими путёвками. Примечательно, что гендиректор столичной турфирмы уже отбывает наказание в колонии во Владимирской области, и местом для передачи денег подполковник МВД выбрал стоянку рядом с исправительным учреждением» [http://ren.tv/novosti/2015-05-19/podpolkovnik-moskovskoy-policii-zaderzhan-za-vzyatku-v-6-mln ].

Исторически в ЧК, ГПУ и НКВД шли работать люмпен-пролетарии, не скованные никакими условностями и моральными запретами из беднейшего крестьянства, лодырей и алкоголиков. Они во все годы советской власти и во все годы власти нынешней применяют к остальным гражданам бандитские методы – избивают, убивают, насильничают, пытают на следствии, шантажируют и т.п. Люмпен-пролетарии социально близки люмпен-криминалу, а потому спайка между ними существовала во все годы советской власти и эта спайка сегодня превратилась в устойчивое взаимовыгодное сотрудничество между ними. У каждого свой бизнес. При необходимости силовики «наезжают» на конкурентов того криминала, с которым сотрудничают; а криминал помогает силовикам нужной информацией, разного рода услугами и деньгами (в виде постоянной дани, например).

«Новая газета» неоднократно писала о власти криминала в пенитенциарных учреждениях России: об избиениях и странных суицидах, о вымогательствах и сращивании уголовных элементов с сотрудниками УФСИН. Полицейские – работники СИЗО, - вместе с криминальными авторитетами, сидящими в этих СИЗО, заставляют заключённых ежемесячно выплачивать им деньги. А тех, кто высказывает недовольство этим, «успокаивают» - полицейские приводят в камеру уголовников из своих, а те жестоко избивают недовольных. Причём зачастую уголовники ходят по камерам и по собственной инициативе, а полицейские их сопровождают.

Это страшно, но это факт: сегодня российская полиция подобна бандитской группировке – охрана общественного порядка осуществляется ею только в той мере, в которой это необходимо для обоснования самого факта существования силовиков.

О том, как осуществляет надзор за исполнением правосудия прокуратора, я особо говорить не буду – пример с семьёй генерального прокурора России Ю.Чайки, обнародованный Фондом борьбы с коррупцией 01 декабря 2015 не нуждается в комментариях. Прокуратура является такой же частью диктатуры номенклатуры, что и ранее. Ничего не изменилось.

Последняя часть номенклатуры – это судебная система. Без контроля над этой третьей ветвью государственной власти партноменклатура не могла бы править так, как она это делает сегодня. И контроль этот осуществляется в полном объёме по телефонному звонку. Суды безропотно выполняют «просьбы» партноменклатуры. Явление это стало столь повсеместным, что даже встречаются паталогические случаи: в 2013 году главу Бежецкого района тверской области Михаила Шибанова судили… в больнице. Суд состоялся непосредственно в больничной палате – судья, прокурор, заседатели и т.п. все пришли в палату, где на больничной койке лежал Шибанов и, проведя судебное разбирательство, осудили его.

Как же случилось, что суд превратился в судноменклатуру?

Во-первых, приняты законы, пользуясь которыми, судьи не в состоянии пресечь разгул партноменклатуры (с этим успешно справляется закноменклатура).

Во-вторых, российские суды материально зависимые от исполнительной и законодательной власти. В статье 124 Российской Конституции сказано, что финансирование судов производится только из федерального бюджета и должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия в соответствии с федеральным законом. С момента принятия этой Конституции и до сего дня эта статья не работает. Средств, выделяемых судам из федерального бюджета, хватает, разве что на оплату труда судей и работников судебных органов. А вот все остальные статьи расходов судов (строительство, ремонт, приобретение автотранспорта, жилья, оплата услуг связи и коммунальных услуг, других текущих хозяйственных расходов) финансируются из местных бюджетов, и это финансирование достигает объёма от 50 до 70% от общей суммы. В такой ситуации руководители судов волей или неволей превращаются в судноменклатуру – руководителем суда не может стать судья, независимый в своих действиях от региональной партноменклатуры и закноменклатуры. Если это произойдёт, суд просто перестанет выполнять свои функции из-за отсутствия денег на оплату электричества. Судноменклатура реализует в жизнь лозунг, который в своё время описал Дж.Оруэл: «все равны, но некоторые – ровнее». Этими «некоторыми» и являются люмпен-номенклатурщики всех видов и, конечно же, партноменклатурщики - в первую очередь.

Имеет ли смысл приводить примеры «несправедливых» решений российских судов, когда «карающий меч правосудия» обрушивается на головы невиновных, но проносится мимо голов совершивших правонарушение номенклатурщиков? Их огромное множество.

Для управления судебной властью нужно сформировать в судейской среде эту саму судноменклатуру. И действительно, сегодня в судьи идут бывшие секретари судебных заседаний, помощники судей, прошедшие школу работы с люмпен-номенклатурой. В судьи идут и бывшие прокуроры, следователи, таможенники, налоговики (силноменклатура). А из адвокатуры (независимая от номенклатуры часть судебной системы) в судьи идёт меньше одного процента.

Итак, и судебная власть сегодня оказалась в руках партноменклатуры, она обеспечивает партноменклатуре комфортную жизнь: «Чего изволите?»

Всё государство Российское вновь оказалось в руках партноменклатуры, как и в советские времена. Но принципиальное отличие от советских времён в том, что партноменклатура растаскивает страну по кусочкам, совершенно не думая о её будущем. А будущее у такой страны легко прогнозируется – продолжение расслоения общества на богатых и бедных, техническое и интеллектуальное отставание от развитых стран мира, с последующей распродажей земель и ресурсов олигархам из этих стран, разгул правового нигилизма и бандитизма.

Россию люмпен-номенклатура успешно ведёт по пути трансформации из развитой страны в страну африканского типа – масса малограмотного нищего населения, лишённого медицинского и социального обслуживания, во главе с вождями-людоедами, присваивающими остатки национального богатства, но врущие своему народу об их счастливой жизни. А народ в это враньё верит…

Заключение

Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (отсюда).