Что делать

3. Россия и «диктатура пролетариата»

До февраля 1917 года Россия в течение многих веков была монархией. Возглавлял её в последние годы воспитанный и культурный, но совершенно безвольный и скрытный Николай II, наскучивший всем слоям общества, в том числе и правящему классу дворян и помещиков. Эти черты его характера так надоели семейству Романовых, что среди них составилась партия недовольных им, возглавлял которую великий князь Николай Николаевич [Pipes, 2011]. Но это недовольство Романовых не вылилось в организованный заговор. Поэтому в момент отречения Николая от престола в царской семье Романовых не было никого, кто бы взял власть в свои руки. Среди Романовых дело дальше сплетен и болтовни не шло – среди них не было ни одного человека с мышлением государственного деятеля, готового спасти монархию. Романовы «измельчали». И это предопределило историю России.

В конце февраля 1917 года в Петрограде начались массовые забастовки жителей, поддержанные некоторой частью солдат. Забастовки были вызваны проблемами со снабжением столицы продовольствием из-за неразберихи в железнодорожном транспорте: составы с продовольствием для столицы застряли где-то в центральной части России. 25 февраля 1917 года император Николай II подписал указ о прекращении занятий Думы до апреля того же года из-за сложной политической ситуации в Петрограде, но большая часть депутатов Думы отказалась расходиться, собираясь в частных совещаниях.

Председатель Государственной Думы М.В.Родзянко 26 февраля послал императору Николаю II несколько телеграмм о беспорядках в Петрограде и необходимости срочной смены правительства, заканчивая последнюю такими словами: «…ГОСУДАРЬ, безотлагательно призовите лицо, которому может верить вся страна и поручите ему составить правительство, которому будет доверять всё население. За таким правительством пойдёт вся Россия, одушевившись вновь верою в себя и в своих руководителей. В этот небывалый по ужасающим последствиям страшный час, иного выхода нет и медлить невозможно», но Николай II по этому поводу сказал министру императорского двора Фредериксу: «Опять этот толстяк Родзянко мне написал разный вздор, на который я ему не буду даже отвечать».

На следующее утро 27 февраля В.М.Родзянко вновь телеграфирует императору: «…повелите немедленно призвать новую власть на началах доложенных мною ВАШЕМУ ВЕЛИЧЕСТВУ во вчерашней телеграмме…». Царь и не этот раз не отреагировал. Но именно в это время в Петрограде начался массовый переход солдат на сторону рабочих, захват ими арсенала и Петропавловской крепости. Этими солдатами часть оружия из арсенала была передана населению. Этим «населением» были студенческая молодёжь (самая маргинальная часть общества) и люмпен-пролетарии. Царская власть в Петрограде прекратила своё существование.

Поскольку жители столицы знали о роспуске царём на каникулы Госдумы и о том, что не вся Госдума это сделала, к ней, как к единственному легитимному органу страны, который был в оппозиции к царизму, в массовом порядке стали стекаться солдаты и жители Петрограда. Толпа заполонила Таврический дворец. Самые разные люди от неисчислимого количества каких-то учреждений, организаций, обществ, союзов желали видеть Родзянко и в его лице приветствовать Государственную Думу и новую власть. Все они говорили какие-то речи, кричали «ура». Думцы плохо понимали происходящее, но к концу этого дня начали соображать, что необходимо овладеть движением и стать во главе его, чтобы не дать разыграться анархии.

«На революционной трясине, привычный к этому делу, танцевал один Керенский» [Shulgin].

«Волею революционного народа был создан Петроградский совет» - так писалось в советских учебниках по истории и до сих пор, как не странно, так пишется во множестве отечественных учебников по истории о тех днях. На самом деле никакой «воли» народа здесь не было, а была воля меньшевиков.

В отличие от большевиков, меньшевики выступали за союз пролетариата с буржуазией против царизма с последующим мирным преобразованием капитализма в социализм – это своеобразный русский ревизионистам в социал-демократии. Поскольку в отличие от большевиков, меньшевики не ратовали за революцию, в России царская охранка преследовала их куда в меньшей степени, чем большевиков. Поэтому меньшевики участвовали в общественно-политической жизни и были второй по численности оппозиционной партией в России после эсеров (в партии меньшевиков к февралю 1917 года состояло около 40 тысяч человек). В ноябре 1915 года именно меньшевиками была создана Рабочая группа Центрального военно-промышленного комитета. Центральный военно-промышленный комитет - это добровольная организация российских предпринимателей, руководящая сетью военно-промышленных комитетов на местах, которые были созданы с целью мобилизации промышленности для военных нужд во время Первой мировой войны.

В ночь с 26 на 27 февраля 1917 года весь руководящий состав Рабочей группы был арестован за подстрекательство к забастовке [Kostyaev, 2006]. Из тюрьмы их выпустили уже в ходе Февральской революции восставшие рабочие и солдаты. Утром 27 февраля они были освобождены и вместе с революционными солдатами и рабочими прибыли в Таврический дворец, где в это время уже находились члены думской фракции меньшевиков. Членом рабочей группы Центрального военно-промышленного комитета К.А.Гвоздевым, а также её секретарём Б.О.Богдановым 27 февраля 1917 года за подписью «Временный исполнительный комитет Совета рабочих депутатов» в Таврическом дворце было выпущено обращение к солдатам, рабочим и другим жителям Петрограда с предложением избрать представителей на организационный митинг Совета, который должен был собраться вечером этого же дня. Не волей народа, а двумя меньшевиками было объявлено о создании Советской власти!

Вечером 27 февраля 1917 года на организационный митинг собралось около 250 человек, но большинство из них составляло случайно зашедшие в зал наблюдатели и только около пятидесяти человек были делегатами [Pipes, 2011]. Собрание избрало Временный исполнительный комитет (Исполком) из девяти человек, главным образом меньшевиков: Н.С.Чхеидзе занял пост председателя, а А.Ф.Керенский и М.И.Скобелев - его заместителей. В состав Временного исполнительного комитета Совета рабочих депутатов помимо них вошли: К. А. Гвоздев и Б. О. Богданов (меньшевики), Н. Ю. Капелинский и К. С. Гриневич (Шехтер) (меньшевики-интернационалисты), Н. Д. Соколов (беспартийный), Г. М. Эрлих (Бунд).

Чуть позже вечером 27 февраля 1917 года, Прогрессивный блок и левые депутаты (трудовики и социал-демократы) Думы собрали частное совещание и, по предложению кадета П.Н. Милюкова, образовали Временный комитет Государственной Думы, который и сформировал Временное правительство. А.Ф.Керенский, кстати, уже 2 марта вошёл в состав этого правительства.

28 февраля своих представителей в Совет избрали заводы и военные части Питера. Очевидно, что в Совет делегировали самых «буйных», маргинализированных из своего числа. Довольных жизнью в делегатов не выбирали. Мелкие мастерские и крупные заводы выставили равное число представителей, как и военные части - от полка до роты. Поэтому Совет переполнили делегаты мелких предприятий и гарнизона. В тот же день, образованный из представителей Петроградского гарнизона, Совет солдатских депутатов объединился с Советом рабочих депутатов. При этом количество представителей гарнизона намного превышало численность рабочих. Так образовался единый Совет рабочих и солдатских депутатов. В результате в Петроградском Совете две трети депутатов составляли солдаты и только одну треть – маргиналы из рабочих.

Что представляли собой солдаты Петрограда февраля 1917 года? В основе своей это были бывшие крестьяне, мобилизованные в армию, и расквартированные в казармах Петрограда по пути на фронт. Жили они в городе уже несколько месяцев и вовсе не желали продолжать движение к фронту на войну. Солдаты уже несколько месяцев были оторваны от своего крестьянского быта и в новый социум фронтовиков пока ещё не попали. Это – типичные люмпены. Самых горластых и креативных из них и выдвинули в Совет депутатами. Получается, что как минимум треть Петроградского совета заняли люмпены из крестьян. Поэтому неслучайно пленарные заседания Совета напоминали гигантский сельский сход - не было ни распорядка дня, ни процедуры принятия решений: в открытой дискуссии мог принять участие всякий, кто пожелает. А желающих было очень много.

А от имени всей этой неорганизованной и митингующей массы действовал Исполком, членами которого были в основном меньшевики. Это вовсе не был исполнительный орган Совета, что следовало из его названия. Это был руководящий и независящий от Совета орган. Его состав никто не избирал на пленарных заседаниях Совета, а в последующем в него входили по три представителя от социалистических партий. Примерно также создавались Советы на местах – члены Советов шумят и митингуют, а от их имени руководят в Исполкоме социал-демократы. С самого первого дня своего возрождения Советы стали ширмой, прикрывающей интересы партийной верхушки. Эта практика продолжалась и после октября 1917 года – в Советы избирают простой народ, а Исполком, командующий Советами, формирует партия.

Итак, Временный комитет Государственной Думы и Временное правительство были созданы как продолжение государственно-политической системы царской России и являлись в то время «легитимными» органами власти, а Советы представляли собой новую революционную форму власти с участием представителей народа. Случилось двоевластие. О том, как этим двум органам власти сосуществовать, Советы и Временный комитет (переименованный чуть позже во Временное правительство), договорились в первые же дни Революции. Теоретически Временное правительство несло всю административную ответственность, а функции Совета сводились к контролю, какой может осуществлять законодательный орган по отношению к исполнительному. В действительности все обстояло не так. Исполком Совета распоряжался и устанавливал законы по своему усмотрению, не согласовывая их с Временным правительством.

Лучше всего об этом свидетельствует Первый приказ Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов, сыгравший определяющую роль в дальнейших событиях. Он был написан сыном священнослужителя присяжным поверенным беспартийным Николаем Дмитриевичем Соколовым, социалистом по убеждению. Вот часть его текста:

«Приказ №1 Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов.
1 марта. 1917 г.
...Совет рабочих и солдатских депутатов постановил:
1) Во всех ротах, батальонах, полках, парках, батареях, эскадронах и отдельных службах разного рода военных управлений и на судах военного флота немедленно выбрать комитеты из выборных представителей от нижних чинов вышеуказанных воинских частей.
2) Во всех воинских частях, которые ещё не выбрали своих представителей в Совет рабочих депутатов, избрать по одному представителю от рот, которым явиться с письменными удостоверениями в здание Государственной думы к 10 часам утра 2 сего марта.
3) Во всех своих политических выступлениях воинская часть подчиняется Совету рабочих и солдатских депутатов и своим комитетам.
4) Приказы военной комиссии Государственной думы следует исполнять, за исключением тех случаев, когда они противоречат приказам и постановлениям Совета рабочих и солдатских депутатов.
5) Всякого рода оружие как то: винтовки, пулемёты, бронированные автомобили и прочее должны находиться в распоряжении и под контролем ротных и батальонных комитетов и ни в коем случае не выдаваться офицерам даже по их требованиям.
6) В строю и при отправлении служебных обязанностей солдаты должны соблюдать строжайшую воинскую дисциплину, но вне службы и строя в своей политической, общегражданской и частной жизни солдаты ни в чем не могут быть умалены в тех правах, коими пользуются все граждане. В частности, вставание во фронт и обязательное отдание чести вне службы отменяется.
7) Равным образом отменяется титулование офицеров: ваше превосходительство, благородие и т.п. и заменяется обращением: господин генерал, господин полковник и т.д. Грубое обращение с солдатами всяких воинских чинов и, в частности, обращение к ним на "Ты" воспрещается и о всяком нарушении сего, равно как и о всех недоразумениях между офицерами и солдатами, последние обязаны доводить до сведения ротных комитетов...
Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов 1917. 2 марта».

Пункт третий этого приказа, который говорил о том, что во всех своих политических выступлениях воинская часть подчиняется своим комитетам, был «творчески переработан» массами и довольно быстро вся жизнь воинских частей была поставлена под контроль комитетов «из выборных представителей от нижних чинов». Очевидно, что состав комитета из «нижних чинов» формировался из бывших крестьян, рабочих и некоторой части интеллигенции, оторванных войной от своего социального слоя, то есть – на тот момент из люмпенов. Солдаты-крестьяне в своей массе хотели вернуться в деревни к своим семьям и к своим наделам, солдаты из рабочих также желали возвращения в семьи и к своему привычному социальному окружению. Все устали от войны, а потому комитеты легко давали увольнительные солдатам для командировок домой. Командированные солдаты не спешили возвращаться в воинские части. Армия разбегалась.

Но не все солдаты возвращались по домам – деревенской бедноте и фабричной голытьбе, одетой в солдатские шинели, вовсе не хотелось возвращаться к своим лачугам и вновь голодать и бедствовать. Терять им особенно было нечего, война навсегда оторвала их от прежнего социума и они, покинув фронт, становились люмпен-пролетариями в солдатской форме и с винтовками в руках. В городах они примыкали к квартировавшей в городах солдатской массе, где пользовались авторитетом, поскольку в отличие от новобранцев, уже «нюхали порох». Такие как раз и пополняли Советы рабочих, крестьянских и солдатских депутатов или создаваемые ими учреждения. Сначала они сидели на общих заседаниях Советов или их комитетов, впитывая в себя лозунги и демократический пафос речей пламенных революционеров. Постепенно их замечали, давали им разовые поручения и так они втягивались в постоянную работу всякого рода комитетов, рабочей милиции и прочего аппарата Исполнительных комитетов. Те есть – они стали исполнителями воли не Советов, а Исполкомов – социалистических партий.

Солдаты были основным, но не единственным источником формирования новой власти. Люмпен-пролетарии, которые всегда были в городах и весях России, также массово побросали свои временные работы и с удовольствием стали, провозглашая революционные лозунги, работать в структурах новой власти.

Поскольку люмпен-пролетарии представляют собой неоднородную структуру деклассированных элементов, мировоззрение их было и будет разнородным. Обладая в массе своей простым «чёрно-белым» представлением об окружающем мире, они легко поддались на партийные агитации и в 1917 году в массовом порядке становились то меньшевиками, то большевиками, то эсерами – в зависимости от того, чьи лозунги им были понятнее.

К осени 1917 года Советы из люмпенов и люмпен-пролетариев, возглавляемые небольшой кучкой революционеров из социал-демократов, уже обладали большей властью, чем Временное правительство. Большевики к этому моменту смогли вытеснить из Исполкомов существенной части Советов по всей России своих конкурентов по социал-демократическому движению и, обладая большинством, фактически управляли ими. В результате к октябрю 1917 года чуть больше половины российских Советов управлялись большевиками. Впрочем, главенствующую роль Советов в жизни государства мало кто признавал. Поэтому, когда большевики в октябре 1917 года совершили государственный переворот, их поддержала только масса люмпен-пролетариев, а большая часть населения - крестьяне, рабочие, промышленники и чиновники отнеслись к перевороту резко отрицательно. Солдатская масса была нейтральной.

Интересно социальное происхождение членов первого состава Совета народных комиссаров – Исполкома высшего уровня. Вот он.

1. Дворяне и помещики
1. Народный комиссар народного просвещения - Анатолий Васильевич Луначарский (родился в семье действительного статского советника);
2. Народный комиссар юстиций - Георгий Ипполитович Оппоков (Ломов) (родился в дворянско-священнической семье);
3. Народный комиссар по делам продовольствия - Иван Адольфович Теодорович (родился в дворянской семье);
4. Народный комиссар государственного призрения - Александра Михайловна Коллонтай (родилась в обеспеченной дворянской семье);
5. Член Комитета по военным и морским делам Владимир Александрович Овсеенко (Антонов) (родился в дворянской семье).

2. Буржуазия
1. Народный комиссар внутренних дел - Алексей Иванович Рыков (его отец занимался земледелием, потом торговлей в Саратове);
2. Народный комиссар по иностранным делам - Лев Давыдович Бронштейн (Троцкий) (родился в семье богатых землевладельцев-арендодателей).

3. Крестьяне
1. Народный комиссар по железнодорожным делам - Марк Тимофеевич Елизаров (родился в крестьянской семье);
2. Член Комитета по военным и морским делам Павел Ефимович Дыбенко (родился в семье крестьянина).

4. Из разночинцев:
1. Председатель Совета народных комиссаров - Владимир Ильич Ульянов (Ленин) (родился в семье чиновника министерства образования, из разночинной интеллигенции);
2. Народный комиссар земледелия - Владимир Павлович Милютин (родился в семье сельского учителя);
3. Председатель Высшего Совета Народного Хозяйства - Валериан Валерианович Осинский (Оболенский) (родился в семье ветврача);
4. Член Комитета по военным и морским делам Николай Васильевич Крыленко (родился в семье журналиста).
5. Народный комиссар по делам торговли и промышленности - Виктор Павлович Ногин (родился в семье приказчика);
6. Народный комиссар финансов - Иван Иванович Скворцов (Степанов) (сын фабричного служащего);
7. Народный комиссар почт и телеграфов - Николай Павлович Авилов (Глебов) (родился в семье сапожника);
8. Народный комиссар по делам национальностей - Иосиф Виссарионович Джугашвили (Сталин) (родился в семье сапожника);
9. Народный комиссар труда - Александр Гаврилович Шляпников (родился мещанской семье).

Ни одного человека из рабочих! Историки чаще всего на деятельности и судьбах членов этого правительства и его окружения и останавливаются, рассматривая всё происходившее в стране, как результат их деятельности. Но ведь не эти 18 человек осуществляли «красный террор» Гражданской войны, «раскрывали» заговоры против советской власти и составляли продотряды времён Военного коммунизма. Не они «ставили к стенке» и пытали жителей в застенках ЧК. Они всё это благословляли и организовывали, а реализовала их идеи масса готовых услужить новой власти люмпен-пролетариев.

Ленин и его соратники не скрывали – они сделали социалистическую революцию, и будут осуществлять диктатуру пролетариата. Но была ли эта диктатура пролетарской?

Современные последователи коммунистов утверждает, что так оно и было.

Существенная часть историков считает, что началась диктатура вождей - Ленина, а затем - Сталина.

А есть и те, кто утверждает, что все эти годы были исключительно годами диктатуры не личностей и не партии в целом, а кучки партийной элиты. Эта точка зрения высказывается примерно так: «За многочисленными ленинскими высказываниями о диктатуре пролетариата, попытками её определения, обозначениями различного рода, облечёнными в наукообразные формы, за отождествлением диктатуры пролетариата с диктатурой вождей, единоличной властью, вырисовывается настоящая, действительная диктатура. Но не диктатура пролетариата, а диктатура против всех классов, в том числе и против пролетариата, против всех социальных групп, больших и малых… Её осуществляет небольшая группа лиц, захватившая власть, типа Политбюро, ЦК КПСС…» [Rosin, p. 147].

Для того чтобы понять – что именно произошло, и чья диктатура всё же наступила в России, обратимся к истокам самого понятия «диктатура пролетариата». Оно было введено К.Марксом:

«…социализм есть объяв¬ление непрерывной революции, классовая диктатура пролетариата как необходимая пере¬ходная ступень к уничтожению классовых различий вообще, к уничтожению всех производ¬ственных отношений, на которых покоятся эти различия, к уничтожению всех общественных отношений, соответствующих этим производственным отношениям, к перевороту во всех идеях, вытекающих из этих общественных отношений»[Marx, 1924, p. 91].

Но форма диктатуры пролетариата и её содержание Марксом раскрыты не были. Согласно марксизму в переходный период превращения капиталистического государства в бесклассовое коммунистическое общество власть в государстве будет принадлежать пролетариату, а формой власти будет диктатура пролетариата. Заявив об этой форме власти, К.Маркс и Ф.Энгельс не конкретизировали её суть и не разработали теорию диктатуры пролетариата, но когда с 18 марта по 28 мая 1871 года в Париже возникла Парижская коммуна, Ф.Энгельс радостно заявил, что это и есть та самая диктатура пролетариата, о которой упоминал Маркс. Парижская коммуна пала, её опыт был столь мал, что вряд ли мог лечь в основу какой-либо теории.

Поэтому реализовать диктатуру пролетариата и дать её теоретическое обоснование большевикам, захватившим власть в России в октябре 1917 года, пришлось, выдумывая всё «на ходу», «творчески» осмысливая происходящее. В отличие от них европейские социал-демократы пытались разработать теорию «диктатуры пролетариата», опираясь на социологические и социалистические теории. Карл Каутский опубликовал в 1918 году книгу под названием «Диктатура пролетариата». В ней он, в частности писал:

«Маркс всё время говорит о всеобщем избирательном праве, о праве всего народа, а не об избирательном праве одного какого-нибудь привилегированного класса. Диктатура пролетариата была для него состоянием, которое необходимо вытекает из чистой демократии при преобладающем положении пролетариата. Следовательно, тот, кто высказывается за диктатуру, а не за демократию, не смеет ссылаться на Маркса».

И далее: «если под диктатурой понимать не состояние господства, но определённую форму правления, тогда можно говорить только о диктатуре одного лица или организации. Следовательно - не о диктатуре пролетариата, а о диктатуре пролетарской партии. Но тогда проблема тотчас же усложняется, так как сам пролетариат распадается на различные партии. Диктатура одной из них отнюдь уже не будет диктатурой пролетариата, но диктатурой одной части пролетариата над другой. Ситуация ещё больше осложняется, если и в социалистических партиях, в их отношении к пролетарским слоям произошёл раскол, когда, например, одна партия достигает власти путём объединения городских пролетариев и крестьян. Тогда диктатура пролетариата превращается не только в диктатуру пролетариев над пролетариями, но также в диктатуру пролетариев и крестьян над пролетариями. Тогда диктатура пролетариата принимает поистине удивительные формы» (Kautsky, 1919).

Появление этой книги в Австрии в 1918 году вызвало бурное негодование В.Ленина, который тут же в 1919 году написал книгу с кричащим названием: «Пролетарская революция и ренегат Каутский». Каутского Ленин называет не только ренегатом, но и «дураком», «слепым щенком», «десятилетней девочкой» и т.п. Видно, что критика Каутским того, что происходило тогда в России, а эта критика звучит буквально с каждой страницы книги, Ленина задела за живое – с его позиций Каутский, ренегат естественно, так ничего и не понял. Поэтому и написал Ленин такую книгу в период, когда шла Гражданская война, экономика разваливалась, а большевики с трудом держались у власти – нашёл же для написания книги время! Здесь не имеет смысла рассматривать полемический задор Ленина и его суть, а имеет смысл выяснить, что же понималось под «диктатурой пролетариата» Лениным – в этом ключ к пониманию того, что же дальше произошло со страной. Итак, вот основные мысли «вождя мирового пролетариата» В.И.Ленина по этому поводу:

«…надо сказать: диктатура не обязательно означает уничтожение демократии для того класса, который осуществляет эту диктатуру над другими классами, но она обязательно означает уничтожение (или существеннейшее ограничение, что тоже есть один из видов уничтожения) демократии для того класса, над которым или против которого осуществляется диктатура».

«…Каутский нечаянно наткнулся здесь на одну верную мысль (именно, что диктатура есть власть, не связанная никакими законами), но определения диктатуры все же не дал». Или же: «…революционная диктатура пролетариата есть власть, завоёванная и поддерживаемая насилием пролетариата над буржуазией, власть, не связанная никакими законами» [Lenin т.37, p.37].

Из этих ленинских строк со всей очевидностью следует такой вывод: при диктатуре пролетариата законы перестают действовать – новая власть не связана никакими законами, она действует так, как считает нужным, а по отношению к тому классу, против которого ведётся борьба, речи о каких-нибудь «общечеловеческих ценностях» и справедливости вовсе быть не может. Именно поэтому в период диктатуры: свободные выборы отменяются, свобода слова отменяется, каждый, кто не принадлежит к классу «пролетариев», является человеком «второго сорта» и любые противозаконные действия против него оправданы с позиций диктатуры «пролетариата».

Эти основные положения и легли в основу политики советской власти - в этом легко убедиться, изучив историю СССР.

Ленин умер, так и не создав теории диктатуры пролетариата, а только наметив основные её свойства. Его ближайшие сподвижники не занимались теорией и уж тем более не занимались теорий диктатуры пролетариата, а боролись друг с другом за власть. Победил И.Сталин, который вовсе не был антиленинцем, как это пытаются представить некоторые историки. Напротив, он, как настоящий азиат, был верным и преданным учеником Ленина, которого почитал и которого считал самым-самым. Некоторые разногласия, если и возникали между Лениным и Сталиным, то вовсе не носили фатального характера – Сталин обожествлял Ленина. И именно с его подачи и возник в СССР культ нового бога - Ленина. Сам Сталин был человеком со средними возможностями («самая выдающаяся посредственность Политбюро» - так его характеризовал Л.Троцкий) и никакого вклада в теорию марксизма он не внёс, разве что «обогатил» её бесценным опытом «построения социализма в отдельно взятой стране». Он полностью принял ленинское положение о диктатуре пролетариата, руководствовался гипотезами Ленина, считая их догмой, не подлежащей критическому осмыслению. В 1924 году он разразился, пожалуй, единственным «теоретическим трудом» - конспектом лекций, прочитанных в Свердловском университете в начале апреля 1924 года, названным им «Об основах ленинизма» [Stalin I., Problems, p. 5-75]. Здесь он полностью повторяет все ленинские мысли, практически не разбавляя их своими. Впоследствии Сталин и реализовал как мог это ленинское учение в жизнь. Он был настоящим догматическим ленинцем – Ленин писал о «насилии пролетариата над буржуазией» – вот вам массовый террор по отношению ко всем, кто так или иначе мог быть отнесён к буржуазии и её защитникам и приспешникам. Это – диктатура пролетариата по-ленински, попробуйте возразить! При этом в соответствии с принципами В.Ленина уничтожению должны были быть подвергнуты все «непролетарские классы»: бывшие «буржуи», помещики и дворяне, дети священников и сами священники, а также зажиточное крестьянство (кулаки и середняки) – ведь они, как неоднократно писал и говорил Ленин, те же капиталисты, только деревенские! Заодно с ними уничтожению подвергалась «культурная прослойка» из бывших военных, инженеров и работников культуры, «обслуживавших» правящий класс в царской России, а вместо них создавалась новая «пролетарская» культурная прослойка.

Ещё на одну «беду» указывал в своих последних работах вождь мирового пролетариата – нет в России рабочего класса, потому диктатуру его приходится осуществлять большевикам (от имени рабочих). А вот когда будет развита промышленность, будет в ней рабочих больше, чем крестьян в деревнях, то диктатура пролетариата наступит сама по себе и партия может отдохнуть. А тогда и коммунизм придёт, как бесклассовое общество, но «чтобы уничтожить классы, надо… уничтожить разницу между рабочим и крестьянином, сделать всех – работниками» [Lenin, т.39, p. 277]. Отсюда следует, что насильственная коллективизация сельского хозяйства страны в конце 20-х годов ХХ века и ударная индустриализация – это не просто стремление Сталина превратить СССР из аграрной страны в промышленную, как пытаются объяснить многие. Это – желание ускорить построение в СССР социализма, а затем и коммунизма. Но это, как писал Ленин, возможно только при наличии большой массы рабочих в стране. А откуда их взять? Только из деревни! Поэтому надо было вырвать из деревень крестьян, желательно молодых, не испорченных «любовью к крестьянскому труду» и сделать из них рабочих.

Кроме того, Сталин, как верный ученик Ленина, был убеждён, что «корни» капитализма «гнездятся в товарном производстве, в мелком производстве города и особенно деревни… и поскольку мелкое производство имеет у нас массовый и даже преобладающий характер и поскольку оно рождает капитализм и буржуазию, особенно в условиях нэпа, постоянно и в массовом масштабе, - у нас имеются условия, делающие возможным восстановление капитализма» [Stalin I., Problems, p. 349-350]. Поэтому и было нужно свернуть нэп, уйти от мелкотоварного производства, а тех крестьян, кто останется в деревне, нужно оторвать от мелкособственнических инстинктов и «уничтожить разницу между рабочим и крестьянином, сделать всех – работниками». И сделать это можно было, лишив крестьян в деревнях «реакционного мелкобуржуазного мировоззрения», отняв у них средства производства и обобщив их. Кооперация на селе, о которой так много говорили «мелкобуржуазные» учёные типа А.Чаянова и Н.Кондратьева, как способ социализации крестьян, шла вразрез с этой идеей. Эти «мелкобуржуазные» учёные говорили о добровольном объединении труда и результатов труда советских крестьян на кооперативных основах. А насильственное превращение деревень в коллективное социалистическое хозяйство, когда плуги, скотину и проч. обобщили и труд стал оцениваться не по результатам, а по затратам (трудодни), они не воспринимали.

Но не повышение эффективности сельского хозяйства было целью политики Сталина и его многомиллионного аппарата. Превращение крестьян (80% населения страны) в работников – вот суть ломки сельскохозяйственного уклада и создания колхозов. Для победы социализма Сталину нужно было любой ценой создать в стране массу рабочих и уничтожить частную собственность на средства производства, в том числе и в деревне! Потому и собрали всех крестьян в колхозы, а учёных, не понимающих это – уничтожили морально, а потом физически.

Но я немного отвлёкся от главной темы. Теория, напоминаю, это объяснение реально существующего явления. Значимость теории определяется её предсказательными способностями – она предсказывает ситуации, которые ещё не встречались и с её помощью можно предпринять правильные действия. Теория диктатуры пролетариата не существовала к моменту захвата власти в России большевиками. Теория, предложенная Каутским, большевиков не интересовала. Они осуществляли диктатуру пролетариата эмпирическим путём – методом проб и ошибок, а помогали им в этом люмпен-пролетарии, которые заполнили все «ветви, листья и почки» власти. Люмпен-пролетарии, попавшие на низшие ступени советской власти арестовывали, допрашивали, ссылали и расстреливали остальных граждан страны, их имущество реквизировали и пользовались реквизированным по своему усмотрению. Вот и получается, что с октября 1917 года в России началась диктатура особой группы людей – диктатура люмпен-пролетариата.

4. Люмпен-пролетариат в России в первый этап его диктатуры

Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (отсюда).