Что делать

7. Булыжник – оружие пролетариата; ложь – оружие люмпен-пролетариата

Конечно же, монолитная власть люмпен-пролетариев и в последующем люмпен-номенклатуры стоит на принуждении и страхе. Но этих факторов мало для того, чтобы удержать власть на десятилетия, нужно ещё что-то, что обеспечивало бы режиму долгие годы существования.

«Булыжник - оружие пролетариата» - знаменитая скульптура, выполненная в 1927 году советским скульптором И.Д.Шадром, хранящаяся ныне в Третьяковской галерее в Москве. Замечательная скульптура, очень динамичная и пластичная. «Пролетарию нечего терять, кроме цепей» - было написано в Манифесте коммунистической партии Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом, а потому, скинув цепи, пролетарий в борьбе с буржуа за светлое коммунистическое будущее хватается за булыжник, извлечённый им из мостовой. Ну а у люмпен-пролетариата, захватившего власть в России в октябре 1917 года, у него – какое оружие? Он ведь не стоял на баррикадах и не сражался на фронтах Гражданской войны. Он или сидел в городах в органах советской власти, призывая сражаться с белыми до последней капли крови, или же занимался снабжением воюющей Красной армии, воруя для себя из того, что полагалось армии.

Как же, и с помощью какого оружия он захватил власть в России?

Если внимательно ознакомиться с историей становления и реализации диктатуры люмпен-пролетариата, то можно понять, что этим основным оружием была ложь. Казалось бы – что тут такого? С самого раннего детства мы сталкиваемся с ложью. Нам рассказывают сказки про Серого волка и Красную шапочку; про трёх медведей, у которых есть изба, столы, стулья и постели; про Карлсона, у которого на спине есть моторчик и он летает… Слушая сказки, мы верим в них и успокаиваемся, ложась спать. Живя в области детских фантазий, мы и сами начинаем сочинять всякие небылицы и рассказываем их друг другу и родителям.

Ложь окружает нас и в последующем – нечестный продавец расхваливает свой товар, плетя про него сказки, с тем, чтобы всучить нам его, - и мы покупаем. Толстый гаишник врёт нам, уверяя, что за такое превышение скорости, которое мы совершили, карой служит лишение прав, хотя за него следует только штраф в сто рублей и мы, поддавшись этой лжи, отдаём гаишнику последние пять тысяч рублей, боясь лишиться прав…

Ничего удивительного нет в том, что и во взаимоотношениях любой власти и населения есть много всякой лжи. Главная цель лжи – исказить информацию так, чтобы она позволила лжецу добиться обманом некоторой заранее поставленной им цели, ведь человек принимает решение, используя имеющуюся у него информацию.

Для чего нужна ложь представителям власти? Для того чтобы удержать её в своих руках. Поэтому власть лгала всегда – с самого зарождения цивилизации.

Сначала цари утверждали, что они – сыны и дочери бога, а потому также священны, как и сам бог. Простой народ верил в это и всячески почитал своих монархов, пока вдруг не выяснилось, что вовсе это не «помазанники», а такие же простые люди, как и все окружающие. С ростом атеизма вера в незыблемость монархии снижалась, пока и вовсе не разрушилась.

Тогда, после того, как вера в богов серьёзно пошатнулась, удержаться у власти можно было, внушая народу мысль о необыкновенной мудрости и выдающихся свойствах правителя. А когда на смену монархии и империи пришли разного рода республики, и к власти стали приходить не отдельные личности, а конкурирующие группы личностей (политические партии), простой обман уже сменился на изощрённую политическую ложь поскольку конкуренты легко обнаруживали грубый обман и громко заявляли об этом избирателям в конкурентной борьбе за власть. Поэтому политикам пришлось быть осторожными в использовании неправды – они уже предпочитали не лгать, а просто говорить не всю правду.

Действительно, в отличие от монархии республиканская форма правления подразумевает конкуренцию между гражданами за право обладать властью, пусть даже это право обладать властью относится не ко всем гражданам страны, а только избранным из них – политическим деятелям, но это уже - демократия. Конкуренция, как известно, приводит к тому, что в её ходе выживает тот, кто обладает конкурентными преимуществами, более весомыми, чем у других. Применительно к борьбе за власть такими конкурентными преимуществами являются предвыборные обещания и информация о том, как эти предвыборные обещания выполняются после того, как победившая партия пришла к власти на выборах. Поэтому в условиях политической конкурентной борьбы любая промашка, любая ошибка, допущенная когда-либо одной из партий, тут же будут использованы противниками для победы в борьбе за власть. Поэтому в странах с развитым демократическим обществом открытая ложь со стороны политиков встречается редко – ведь хуже нет, чем быть пойманным на вранье перед избирателями. Поэтому там используются другие, более искусные, и более изощрённые виды лжи.

Современный политик – это искусный лжец. Он не говорит негодяю, что тот негодяй, если это нужно с политических позиций; на прямой вопрос, ответ на который ему не выгоден, он будет долго и красноречиво говорить, но смысл его ответа так и не станет никому ясен; он всегда будет скрывать своё истинное отношение к тому или иному явлению, демонстрируя выгодную ему точку зрения, а не собственную. Ждать полной правды от политиков нельзя, части правды – можно. В каждом заявлении политика есть частица правды.

Закономерность очевидна - чем более конкурентной является структура власти в стране, тем меньше лжи используют власть имущие в своей политике. Чем больше политических партий и политических лидеров реально борются за власть, тем больше конкурирующих друг с другом СМИ в их распоряжении, тем больше различных точек зрения получает избиратель, и тем меньше вранья используют в своей работе политики. Единственное, что могут себе позволить политики в такой ситуации - неполное информирование о событии. Очевидно и обратное – монополизация власти, её концентрация в руках одной группы людей приводят к монополии власти на СМИ, и на головы простого народа обрушивается из этих СМИ огромное количество всех видов лжи.

Именно это – монополия СМИ, - и позволило люмпен-пролетариату так долго держаться у власти в СССР, трансформируясь в правящую группу – люмпен-номенклатуру.

Ложь большевики стали использовать с первых же дней захвата власти. Но делали они это вначале весьма осторожно – в политике существовала конкуренция и поэтому, совравши, можно было и власть потерять. Поскольку потребителем информации о власти в России того времени был в своём подавляющем большинстве простой народ – крестьяне и незначительный по масштабам рабочий класс, то большевики в своей пропаганде использовали простые дихотомии: эксплуататоры и эксплуатируемые; помещики и крестьяне; буржуи и рабочие; революция и контрреволюция. Бросая в массы зажигательные речи о государстве рабочих и крестьян, о советской власти, о мире на земле и др., они вовсе не лгали - они искренне верили в то, что под их руководством будет построено самое справедливое социалистическое общество на земле, что все люди на земле будут жить счастливо, что не будет ни бедных, ни богатых. Нужно только сделать мировую революцию – и всё!

Но были и те, кто сам стремился к власти (эсэры, например) или считали путь, предлагаемый большевиками, ошибочным (меньшевики, например). Поэтому они вели борьбу с большевиками, используя все доступные средства, в том числе и средства массовой информации. И такие возможности у них были. Если в 1860 году в России издавалось 13 ежедневных газет, то уже к 1914 году их было по стране 856 [Orlando, c. 163], то есть – у жителя дореволюционной России была возможность получения альтернативной информации.

Большевики прекрасно понимали силу СМИ, а потому в первые же дни существования Советского правительства был принят декрет о печати (27 октября (9 ноября) 1917 г.). В этом документе говорилось, что «буржуазная печать» (все газеты, не признавшие законности Октябрьского переворота) наносит вред новой власти и что поэтому все они были закрыты для «пресечения потока грязи и клеветы» на новую власть. При этом оговаривалось, что «Настоящее положение имеет временный характер и будет отменено особым указом по наступлении нормальных условий общественной жизни» [The decrees, 1957, с. 25].

По подсчётам исследователей за период с октября 1917 г. по март 1918 г. было закрыто 216 газет. Из них 128 были изданиями буржуазно-помещичьих кругов. За апрель-июль 1918 г. было закрыто ещё 234 газет, из которых 142 были меньшевистскими и эсеровскими. В марте-мае 1918 г. на территории советской республики прекратили своё существование издания городских дум и земств [Molchanov]. Понятно, что на территориях, не подвластных большевикам, издавались небольшевистские газеты, а газеты большевистского толка там были запрещены.

В феврале 1918 г. в России одновременно выходило 293 газеты, из них 60 большевистских, 1 большевистско-советская и 232 печатных органа советов; 13 из них были центральные, 90 – губернские и областные и 190 – уездные и городские. Издавались они в 68 губерниях и 216 городах страны. Кто издавал эти газеты? Кто писал в них статьи и публиковал передовицы? Ну, конечно же, люмпен-пролетарии. Они, воспользовавшись революционным моментом, пошли в искусство и литературу, они же издавали советские и большевистские газеты и журналы. Всех, кто был не с ними, стали называть «контрреволюционерами», а их деятельность – «контрреволюционной». Сложное многофакторное и многоаспектное социально-политическое положение в России того времени они разделили на две части: революционную (всё, что связано с большевиками) и контрреволюционную. Восстание крестьян против продразвёрстки? - контрреволюция! Высказывания профессоров петроградского университета против советской власти и большевиков? - контрреволюция! Утаивание от ЧК накопленных за годы царской власти драгоценностей и золотых монет? - контрреволюция!

Любая неподконтрольная самостоятельная деятельность граждан вызывала подозрения: «С разрешения наркоматов и других центральных учреждений Республики открываются разного рода частные общества научного, технического, культурного и профессионального характера… Для примера возьмём Всероссийское общество агрономов… Согласно уставу общества… в него могут проникнуть люди, примыкающие по своему прошлому и идеологическому пониманию к враждебному нам классу – буржуазии…[на заседаниях общества] заметны определённые политические выпады против рабоче-крестьянской власти и её опоры – коммунистической партии, чувствуется, что контрреволюционные силы, до сих пор уничтоженные, придавленные и разгромленные, проснулись и поднимают голову, сплачиваются и выпрямляют свою линию… В республике существуют ещё ряд других, как например, охотнические, огородные, спортивные и т.д. и т.д., под видом которых или, вернее, внутри которых скрываются определённые контрреволюционные силы…». Это - из докладной записки в секретно-оперативное управление ВЧК от начальника секретного отдела ВЧК Т.П.Самсонова от 16 декабря 1921 года ["Let's, p. 21 - 23]. И позакрывали люмпен-пролетарии от власти все эти независимые от неё общества людей, интеллект которых был существенно выше интеллекта пришедших к власти люмпен-пролетариев.

Впрочем, и противники советской власти в те годы не скупились на обман. Те же самые белогвардейцы в своих агитациях допускали и искажения, и преднамеренную ложь.

Например, А.И.Спиридович - жандармский генерал царского правительства, - в попытке доказать то, что Ленин был германским шпионом, приводит такой опус: «Отвечая на запрос (о полученных Лениным миллионах марок), министр Симонс заявил, что в архивах Министерства иностранных дел (Германии) нет документов, доказывающих уплату Ленину денег. Подобный ответ представителя правительства может лишь служить косвенным доказательством, что Ленину платили» [Spiridovich, p. 254]. Как видно – вывод сделан с полным нарушением правил логики. Но автору очень хочется получить именно такой вывод и он его получает!

А чего стоят многочисленные спекуляции белогвардейцев о том, что власть в большевистской России «захватили жиды»?! Действительно, по сравнению с царской Россией в органах власти Советской России оказалось непропорционально много евреев. Но это легко объясняется не «жидо-масонским заговором», а тем, что к концу XIX века в Российской империи существовала самая большая еврейская община мира (67 % всего еврейского народа). Евреи оказались в составе России после раздела Польши, поскольку проживали на землях, которые отошли к России. Отношение русских царей к евреям всегда было негативным, начиная с Екатерины второй и заканчивая Николаем вторым [Solzhenitsyn]. Евреи при царизме были ограничены в своих правах, проживали в черте осёдлости – в пределах границы территории, за пределами которой им запрещалось постоянное жительство (за исключением нескольких категорий, в которые входили купцы первой гильдии, лица с высшим образованием, отслужившие рекруты, ремесленники, приписанные к ремесленным цехам, караимы). Были ограничены доли евреев среди медработников в армии, введена норма для евреев, поступающих в высшие учебные заведения, гимназии и прогимназии и т.п. Исаак Бабель, например, не смог из-за этого ограничения поступить в университет и учился в коммерческом училище.

Эти ограничения приводили к тому, что существенная часть еврейского населения, желавшая перейти в другой социум, не могла этого сделать. Поэтому количество маргиналов среди российских евреев всегда зашкаливало, а в ходе Первой мировой войны эта масса маргиналов легко трансформировалась в люмпен-пролетариев. Так что вполне естественно, что к 1917 году среди люмпен-пролетариев, рванувшихся в советскую власть евреев в процентном отношении было значительно больше, чем других национальностей. Евреи и возглавили большевистское восстание (Троцкий, Зиновьев, Каменев и др.), и были его активными участниками. Так что «заговора» не было, а было вполне естественное развитие исторических событий. Сколько евреев-маргиналов после победы большевиков, получив возможность стать членами общества, а не его изгоями, стали гордостью СССР? Только в среде художественной интеллигенции 20-х – 30-х годов ХХ века сразу же всплывают имена: И.Бабель, И.Ильф, И.Дунаевский, Л.Утёсов, Э.Багрицкий, А.Барто, В.Каверин, Л.Кассиль, О.Мандельштам и др. А сколько учёных, врачей, инженеров и архитекторов? Не было никакого заговора, очередная ложь была об этом – евреи просто реализовали освобождённую энергию бывших маргиналов, как и миллионы маргиналов других национальностей Российской империи.

А потребность во лжи у люмпен-пролетариев, захвативших власть в России, была весьма ощутимой. Дело в том, что люмпен-пролетарии, обладая элементарным представлением об окружающих их процессах, активно навязывали массам эти свои представления, «рядя их в одежды» пролетарской революции, свободы и справедливости. Во время Гражданской войны повсюду в Советской России возникали крестьянские бунты и восстания против продразвёрстки. Но, говоря народу о многочисленных восстаниях против советской власти, люмпен-пролетарии говорили и писали, что это всё – контрреволюционная деятельность кулаков и буржуинов, эсеров и меньшевиков: «Эти восстания несомненно являются только началом широкого мелкобуржуазного движения против пролетариата» [Kronstadt, p. 24].

1 марта 1921 года моряки двух самых крупных линейных кораблей Кронштадта «Петропавловск» и «Севастополь» восстали, приняв на общем собрании резолюцию, в которой выдвигались политические и экономические требования, в частности:

«1) … немедленно сделать перевыборы советов тайным голосованием…
2) Свободу слова и печати для рабочих и крестьян, анархистов, левых социалистических партий.
3) Свободу собраний и профессиональных союзов и крестьянских объединений…
Резолюция принята бригадным собранием единогласно при 2 воздержавшихся» [Kronstadt, p. 50-51].

Требования кронштадтцев почти полностью совпали с требованиями, выдвинутыми чуть ранее вождями Антоновского крестьянского восстания.

Как советская власть сообщила народу о восстании «красы и гордости революции» - матросов Кронштадта? Используя привычный приём дихотомии: плохие - хорошие. Но слова «контрреволюция» было уже мало, нужно было персонифицировать ответственность. И вот, появилось Обращение Совета Труда и Обороны, подписанное Лениным и Троцким, в котором разъяснялось, что восстание было подготовлено французской контрразведкой, а во главе восстания стоит «бывший генерал Козловский с тремя офицерами, фамилии которых ещё не установлены» [Kronstadt, p. 59 – 60]. И опять же – «…смысл последних событий объясняется вполне. За спиной эсеров и на этот раз стоял царский генерал» [Kronstadt, p. 60]. Вот всё и связалось – империалисты, царский генерал и эсэры, все – враги новой власти. Через несколько дней в официальных сообщениях появились ещё и меньшевики, как организаторы кронштадтского восстания – лгать, так уж по полной программе с тем, чтобы на основе этой лжи уничтожить своих противников! Генерал Козловский никакого отношения к восстанию не имел, он просто волею обстоятельств оказался в Кронштадте и только после того, как мятеж вошёл в полную фазу, примкнул к восставшим, вовсе не являясь и после этого их руководителем, а только простым участником.

Это уже, как видим – открытая ложь – матросы-революционеры названы контрреволюционерами, а руководителя восстания «назначили» сами авторы этой лжи.

В Петрограде не весь народ верил этой лжи, многие рабочие были на стороне восставших, и большевикам стоило большого труда удержать власть в своих руках – и обманом, и силой. 7 марта забастовали Невский Судостроительный завод, Арсенал и часть Обуховского завода. Забастовщики даже избрали для связи с Кронштадтом делегатов, которые, не добравшись до Кронштадта, были арестованы Губчека [Kronstadt, p. 81-82]. Полностью изолировав восставший Кронштадт от окружающего мира, большевистское правительство сразу начало использовать все виды обмана для дискредитации восставших. 16 марта 1921 года в газете «Правда» по согласованию с В.И.Лениным было опубликовано интервью Л.Троцкого о событиях в Кронштадте, где он утверждал, что восстание – дело рук внешних сил (Антанты), а также «эс-эров» и меньшевиков [Kronstadt, p. 210-211].

Ну а потом, после разгрома Кронштадтского восстания, официальную лживую версию подхватила масса люмпен-пролетариев от литературы и искусства, «творчески» развивая её. Правда о восстании простых матросов против большевиков была искажена, и в советские годы всегда говорилось только об эсеро-меньшевистском восстании, организованном царскими генералами при поддержке Антанты, а его подавление представлялось как очередная героическая страница гражданской войны.

Прошло чуть более десяти лет с момента восстания, и Э.Багрицкий написал стихотворение («Смерть пионерки»), отрывки из которого были положены на музыку В. Юровским и получилась песня:

«Нас водила молодость
В сабельный поход,
Нас бросала молодость
На кронштадтский лёд».

Обман принял литературную форму, а потому так цепко впитался в подкорку всех советских людей! Эту песню и сегодня иногда исполняют на эстраде, а почему бы и нет?

Полностью взяв власть в свои руки после окончания гражданской войны, большевики продолжили использовать обман как средство манипуляции людьми, причём это делалось и на высшем уровне, и на местах. В политической борьбе за власть обман использовали по отношению друг к другу и вожди Советской России – Троцкий, Сталин, Зиновьев, Каменев, Рыков, Бухарин. В этой борьбе большинство использовало простой приём: передёргивание фраз. А после очередного изгнания с должности кого-нибудь из вождей, в СМИ попадали официальные изложения произошедшего, лживые, естественно.

Как в этой борьбе победил И.Сталин - «самая выдающаяся посредственность бюрократии»? Посредством обмана, естественно! Любой человек принимает решение на основе имеющейся информации. Борис Бажанов, с 1923 по 1928 год являвшийся личным секретарём Сталина, вспоминал об этом выдающемся обмане так: «Я вхожу к Сталину с каким-то срочным делом как всегда, без доклада. Я застаю Сталина говорящим по телефону. То есть, не говорящим, а слушающим - он держит телефонную трубку и слушает. Не хочу его прервать, дело у меня срочное, вежливо жду, когда он кончит. Это длится некоторое время. Сталин слушает и ничего не говорит. Я стою и жду. Наконец я с удивлением замечаю, что на всех четырёх телефонных аппаратах, которые стоят на столе Сталина, трубка лежит, и он держит у уха трубку от какого-то непонятного и мне неизвестного телефона, шнур от которого идёт почему-то в ящик сталинского стола…Мне нужно всего несколько секунд, чтобы это заметить, и сообразить, что у Сталина в его письменном столе есть какая-то центральная станция, при помощи которой он может включиться и подслушать любой разговор, конечно, "вертушек".

Члены правительства, говорящие по "вертушкам", все твёрдо уверены, что их подслушать нельзя - телефон автоматический. Говорят они поэтому совершенно откровенно, и так можно узнать все их секреты» [Boris Bazhanov]. Это был самый большой обман Сталина.

Если вы сядете играть в карты с опытным противником и будете не только знать все его карты, но и все ходы, которые он собирается делать, Вы, конечно же, будете выигрывать у него, каким бы гениальным не был ваш противник. Точно также и Сталин, – он подслушивал разговор своих противников и всегда знал их планы, а они его планы не знали. Сложно в такой ситуации не победить!

НЭП несколько ослабил советскую цензуру. Из множества новых деятелей искусства, пришедших в него через социум люмпен-пролетариев, появились и выдающиеся личности, но основная масса деятелей от искусства была, всё же весьма посредственной. Уже на излёте относительной свободы печати в 1926 году Борис Пильняк опубликовал потрясающую повесть – «Повесть непогашенной луны» в «Новом мире», в которой, по сути, излагалась версия о том, что сорокалетний Фрунзе при сердечной операции был зарезан хирургами - по указанию свыше. В продаже она была дня два, после чего её сразу же изъяли. А Пильняка впоследствии расстреляли (в 1938 году). Говорить и писать правду в 20-е годы было сложно, а уже в 30-е годы – смертельно опасно. Можно было писать только партийную версию о правде. Те, кто в этом преуспел, были приласканы властью, а те, кто этого не делал, становились изгоями.

К концу 20-х годов ХХ века Сталин и его приближённые люмпен-пролетарии окончательно взяли власть в свои руки. А поскольку интеллектуально они совсем не подходили для управления страной и ими совершалось множество экономических, социальных и другого рода государственных ошибок, они использовали враньё народу в полном объёме и, не стесняясь: в ошибках виноваты враги, а в достижениях – вожди.

В основном ими стала использоваться ложь открытая. Официально и на всех уровнях считалось, что любые проблемы в стране вызваны вредительством, а главный вредитель – Троцкий. Попытка массовой индустриализации страны велась в спешке и руками людей малограмотных. Логистика великих строек была «из рук вон» как плоха! Желание сделать «в срок» и раньше срока приводило к массовому браку при строительстве, а потому при начале эксплуатации случались массовые аварии. Конечно же, основная вина в этом лежит на партии большевиков, которая вмешивалась во все дела и работу инженеров и требовала «выполнение плана любой ценой», а на руководящие должности ставила люмпен-пролетариев. Но разве люмпен-пролетарии, стоящие у власти, будут признаваться в этом? Конечно же, нет! Виноваты вредители-троцкисты. И вот уже появляется первое «дело» - Шахтинское, насквозь лживое, от начала и до конца.

В феврале 1928 года в Шахтинском районе Донбасса органами ГПУ по обвинению во вредительстве и саботаже была арестована большая группа руководителей и специалистов треста «Донуголь» и шахт. Не они первые и не они последние. Но вместо того, чтобы передать их дело в суд, руководящая верхушка страны начинает формировать из этого рядового дела громкий политический процесс: «Считаю преждевременной передачу этого дела в руки судебных органов. В этом деле нити вдут в аппарат ВСНХ и Донугля, а с передачей дела в руки судебных органов мы много не сумеем узнать», - так считал председатель ВСНХ В.В.Куйбышев [The process, p. 73]. Также считали и остальные члены сталинского правительства. И их легко понять – только что, 18 января 1928 года Л.Д.Троцкий был силой доставлен на Ярославский вокзал Москвы, и выслан в Алма-Ату. Этот факт сильно взбудоражил советское общество - Троцкий пользовался довольно большим авторитетом в Советской России, и потому в январе 1928 года в Москве, Ленинграде и на Украине появились листовки, призывавшие рабочих требовать немедленного возвращения из ссылки и освобождения из-под ареста троцкистов. Власти нужен был «отвлекающий манёвр», громкое политическое дело, затмевающее по значимости высылку Троцкого в Алма-Ату. Поэтому возникла объективная необходимость в том, чтобы сфабриковать «Шахтинское дело». А под сурдинку можно будет потом оппозицию обвинить в организации этого вредительства и расправиться с троцкистами уже окончательно.

Тогда для придания «делу» большого масштаба, в число обвиняемых включили руководителей угольной промышленности из ВСНХ. Открытые судебные слушания проводились в Москве в Доме Союзов с 18 мая по 6 июля 1928 год – всего лишь через четыре месяца после высылки Троцкого! Обвиняемым вменялась в вину не только вредительская деятельность, но и создание подпольной организации, установление конспиративной связи с зарубежными антисоветскими центрами. Понятно, что это была ложь. Но почему все обвиняемые признались в том, чего не совершали? Почему они на суде также поддерживали эту ложь?

Из книг А.Солженицына и В.Шаламова широко стало известно о тех пытках, которые применяли к арестованным на предварительном следствии. Но многие сопротивлялись. Их ломали – физически и духовно. Редко кто выдерживал и не сдавался. Но наряду с такими пытками следователи использовали и другое излюбленное оружие люмпен-пролетариата – ложь. Вот, например, что писал в Объяснительной записке член Московской коллегии защитников Н. К. Муравьев председателю президиума коллегии защитников В. Ф. Белякову о причинах отказа защищать подсудимых по делу «Об экономической контрреволюции в Донбассе» (май 1928 г.):

«С первых же встреч с обвиняемыми меня поразило их крайне легкомысленное отношение к своему положению… Они совершенно не отдавали себе отчёта в своём положении. На мой вопрос, какого результата процесса они ждут для себя, один из обвиняемых (Матов) ответил, что ему, вероятно, придётся посидеть несколько месяцев, прежде чем он вернётся «на производство». Я счёл тяжёлым долгом защитника вывести их из этого заблуждения… Но со второго или третьего свидания они оба, весьма взволнованные, в особенности Матов, открылись мне, что их показания на дознании, подтверждённые - без опроса их по существу - следователю, не соответствуют действительности, что они их дали сперва вследствие того тяжёлого морального и физического состояния, в котором они находились, а потом - вследствие того, что они пришли к убеждению, что так именно нужно, чтобы они показывали, что этого от них требуют и ждут люди, которые лучше их знают, что нужно, и что в случае исполнения этого требования и удовлетворения этого ожидания они могут быть спокойны за свою судьбу и скоро будут возвращены на производство» [The process, p. 746 - 747].

И далее пишет в объяснительной записке защитник о том, что на собрании защитников подсудимых выяснилось, что «почти все сознавшиеся обвиняемые признались своим защитникам, что они ложно оговорили себя и других; что почти все они боятся сказать правду, так как опасаются, что этой правде суд не поверит; что один из обвиняемых, не признавший себя виновным, добивался у защитника ответа, не нужно ли ему оговорить себя и других, чтобы получить снисхождение, как другие.

Таким образом, не принимая пока формальных решений, совещание выяснило: что ложный самооговор и оговоры других оказались в данном процессе общим явлением; что правдивость этих утверждений обвиняемых ни у кого из присутствовавших не вызывает сомнении; что лёгкость самооговоров и оговоров объяснялась ошибочным представлением обвиняемых о последствиях этих самооговоров для них самих и для лиц, ими оговорённых; что защита не должна скрывать от обвиняемых истинного положения вещей, но вместе с тем не может взять на себя слишком тяжёлой ответственности дать тот или другой совет обвиняемым относительно линии поведения на суде и должно предоставить этот выбор обвиняемым, сохраняя на суде в этом отношении вполне самостоятельное положение.

Среди этих выводов во всяком случае ОДИН не вызывал сомнений: впечатление ПРАВДИВОСТИ, сделанных обвиняемыми заявлений, получилось у ВСЕХ присутствовавших, наблюдения каждого были проверены и подтвердились наблюдениями всех остальных» [The process, p. 749].

Сам Н. К. Муравьев в 1930 году был исключён из коллегии защитников и вплоть до своей смерти в 1936 году работал во Всесоюзном Обществе политкаторжан и ссыльнопоселенцев, в котором возглавлял секцию старых политических защитников. Ему повезло – он умер естественной смертью…

Вот и ясна теперь причина самооговора людей на предварительном следствии этого процесса, вот и ясна причина того, почему на всех последующих громких «процессах» подсудимые так самозабвенно оговаривали себя и других, и старательно играли те роли, на которые их назначили люмпен-пролетарии из НКВД – им всем обещали, что после суда они «скоро будут возвращены на производство».

Мы знаем, что коллективизация страны привела СССР к массовому голоду, смертности от него и существенному снижению эффективности сельского хозяйства на многие десятилетия. И советские люди того времени также это знали и видели. Насильственное объединение крестьян в колхозы и обобществление их имущества, переход на новые неэффективные формы организации труда крестьян, привели к итогу, о котором предупреждали замечательные советские экономисты того времени – В.А.Базаров, А.А.Богданов, В.Г.Громан, Н.Д.Кондратьев, А.В.Чаянов, А.В.Штерн и другие. Значит, они и виноваты. И вот уже ГПУ сфабриковало новое «дело» - Трудовой крестьянской партии, в действительности никогда не существовавшей. И в эту партию следствие включило всех тех, кто протестовал против коллективизации – выдающихся экономистов, в первую очередь.

После того, как под пытками все арестованные признались в своём «вредительстве» в сельском хозяйстве и «дело» было готово к суду, Сталин посылает эти документы М.Горькому со словами: «Просьба – не принимать близко к сердцу содержимое этих документов и не волноваться. Герои документов не стоят того. К тому же есть на свете подлецы почище этих пакостников» (Власть и художественная интеллигенция, 2002, с.142). И делает он это для того, чтобы возглавляемое Горьким писательское сообщество СССР поверило в обман и поддержало этот обман. Так и произошло. Писатели и журналисты клеймили позором участников этого несуществующего заговора.

Не отстали от писателей и экономисты, не подвергнутые репрессиям. Они тут же поспешили выпустить сборник материалов под названием «Кондратьевщина» [Kondratyevschina]. В этом сборнике нет ни одного факта вредительства или иных преступлений, даже нет обоснования ошибочности научных взглядов осуждаемых учёных. Авторы сборника, эти люмпен-пролетарии, оказавшиеся в науке, с упоением на разные лады играют со словами о контрреволюционной организации, возглавлявшейся «Кондратьевым, Чаяновым, Громаном, Сухановым, Макаровым, Дояренко и некоторыми другими, что является показателем того, что остатки элементов мелкобуржуазных партий в современный ответственейший и напряжённый момент социалистического строительства делают попытки буржуазно-помещичьей реставрации. В этой организации объединились остатки эсеров, меньшевиков, кадетов. Эти элементы, будучи в своей основе как партия разбиты и вытолкнуты Октябрьской революцией, делают новые попытки организоваться в политическую партию, производят смехотворную попытку обработать «правительство» [Kondratyevschina, p.5]. Или: «Кондратьевцы однако не против индустриализации страны «вообще». Они против индустриализации социалистической, но всегда защищали индустриализацию кулаческого типа» [Kondratyevschina, p.49-50]. Или: «Затащить нас обратно в капиталистическое болото кондратьевщине не удалось, как бы толково она ни выполняла свою миссию» [Kondratyevschina, p.111].

На долгие годы имена и труды этих замечательных экономистов были вычеркнуты из памяти советских людей, а сами они – репрессированы.

Атаку на экономистов Сталин начал ещё в середине двадцатых годов. Известно, что на XIV съезде ВКП(б) в декабре 1925 г много говорилось о том, как, по выражению Л.Б.Каменева, «мужичок регульнул нас», т.е. о просчётах в планах хлебозаготовок из урожая 1925 г. Эти планы оказались завышенными: «На 200 миллионов пудов нас поправили». В результате вложения из бюджета страны в промышленность снизились с 1,1 млрд. руб. до 700-800 млн. Следовательно, плановики – вредители, и к ответу было призвано Центральное статистическое управление.

10 декабря 1925 г на Политбюро ЦК РКП (б) состоялось обсуждение вопроса «О работе ЦСУ в области хлебофуражного баланса», в ходе которого подверглась критике деятельность П.И.Попова - крупного земского статистика, возглавлявшего ЦСУ с 1918 г. В принятом постановлении говорилось: «Признать, что ЦСУ и т. Поповым как его руководителем были допущены крупные ошибки при составлении хлебофуражного баланса; сделавшие баланс недостаточным для суждения ни о товарности, ни об избытках и недостатках хлеба, ни об экономических отношениях основных слоёв крестьянства» [As the, p. 6 -7]. П.И.Попов был в тот же день отправлен в отставку, а ЦСУ с того момента стало работать с Политбюро по принципу «чего изволите?», став очередным видом лжи – умело жонглируя цифрами, а зачастую – и привирая их. Кстати, в 1939 годы вышло Постановление Экономического совета, утверждённое Политбюро, о прекращении с 11 сентября 1939 года публикации в печати любых данных о работе промышленности страны. Данные о работе и экономическом положении страны стали закрыты для публики – они стали печататься только в специализированных сборниках.

Первая пятилетка была провальной по многим показателям, особенно – по сельскому хозяйству, в результате чего разразился страшный голод в стране. Как об этом сказал стране её руководитель и сказал ли? Рассмотрим параграф IV «Итоги пятилетки в четыре года в области сельского хозяйства» из доклада И.В.Сталина «Итоги первой пятилетки» на объединённом пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) 7 января 1933 года [Stalin I. Results, p. 23 – 28].

В документе неоднократно упоминается, что главной задачей пятилетки в области сельского хозяйства являлась задача создания крупных коллективных хозяйств. Почти половина текста документа посвящена обоснованию этого тезиса, в том числе и со ссылкой на авторитет Ленина, ставшего к тому времени «идеологическим Буддой» коммунистической партии. Многократное подчёркивание этого тезиса создавала впечатление сверхважности этой задачи.

Затем в документе несколько раз упоминается количество созданных партией крупных сельхозпредприятий: «Партия добилась создания за три года более 200 тысяч колхозов и 5 тысяч совхозов» [Stalin I. Results, p. 25]. Создаётся впечатление гигантского роста, усиливаемое фразой о том, что плановые показатели были существенно перевыполнены: «партия … действительно добилась в этой области величайшего успеха, ибо перевыполнила программу пятилетки по коллективизации втрое» [Stalin I. Results, p. 27].

Сталин здесь воспользовался приёмом некорректной аргументации, называемым «подменой тезиса». Говоря о том, что до коллективизации сельское хозяйство страны заготовляло «500-600 миллионов пудов хлеба», Сталин говорит о «возможности» заготовлять «1200-1400 миллионов пудов зерна ежегодно» [Stalin I. Results, p. 25]. Он говорит не о результатах, а о потенциальных возможностях. Очевидно, что результат и возможность получения результата не могут быть сравниваемы друг с другом. Поэтому в данном случае такое сравнение осуществляется преднамеренно с тем, чтобы у невнимательного (или малограмотного) читателя создать впечатление о существенном росте сельскохозяйственного производства. Этой же цели служит упоминание о расширении «посевных площадей на 21 миллион гектаров» [Stalin I. Results, p. 25].

Так как народ голодал и видел голод, знал о неэффективности производства в колхозах и совхозах, Сталин был вынужден сознаться в их нерентабельности, но объяснил это такими причинами: «они переживают в своём организационном строительстве, приблизительно, тот же период, какой переживали наши заводы и фабрики в 1920 – 21 гг. Понятно, что они не могут быть ещё рентабельными в своём большинстве» [Stalin I. Results, p. 27]. Но через 2-3 года они станут рентабельными, как и большинство промышленных предприятий.

Таким образом, Сталин ни слова не сказал о многократном падении объёмов промышленного производства по результатам первой пятилетки, об удручающем положении в сельском хозяйстве, повлёкшим смерть от голода миллионов людей в России, в Украине и на Кавказе. Это время некоторые украинские националисты называют «голодомор», во всеуслышание заявляя, что это – русские уничтожали украинцев. Ну да, самый главный русский – Иосиф Джугашвили, - специально уничтожал украинцев, а заодно - жителей Поволжья и Северного Кавказа!

В речи «вождя», как видно, используется и обман другого рода – неполное информирование о событиях.

К началу 30-х годов Сталин добился абсолютной власти. Теперь он одного за другим физически уничтожал тех «вождей», кто действительно делал революцию в отличие от него. Один из последних большевиков-ленинцев Н.И.Бухарин в 1938 году оказался врагом народа и «Процесс Бухарина» был одной из вершин сталинских репрессий, а сам Бухарин был расстрелян как враг, шпион и организатор многих политических убийств: «Следствие в настоящее время располагает неопровержимыми данными о том, что произведённое 30 августа 1918 года эсеровской террористкой Ф.Каплан злодейское покушение на жизнь В.И.Ленина явилось прямым результатом осуществления преступных замыслов «левых коммунистов» во главе с Бухариным» - так звучит лишь один абзац из многостраничного обвинительного заключения этого процесса [The process of Bukharin, p. 65].

Сам процесс от его начала и до его конца – абсолютная ложь.

«Коба, зачем тебе была нужна моя смерть?» - написал, как считают некоторые историки, Бухарин Сталину перед расстрелом.

Как это - зачем? Бухарин, знавший Сталина более двадцати лет и одно время даже друживший с ним, так и не понял, что Сталин маниакально желал реализовать в жизнь простую схему: теоретиком революции был Ленин, а революцию делал Сталин, он же и является главным строителем социалистического общества! Ни Троцкий, ни Зиновьев, ни Каменев, ни Бухарин, а только он – И. Сталин, верный ученик великого Ленина. И пока живы были непосредственные участники тех событий, революционеры первого эшелона, они легко могли эту ложь опровергнуть - ведь они были непосредственными участниками и организаторами революции. Бухарин был последним из этой когорты. Расстреляли Бухарина и ложь, придуманная Сталиным, стала официальной точкой зрения и её стали вбивать в головы простых советских граждан – художественными фильмами; повестями, рассказами и драмами; сборниками воспоминаний и т.п.

А затем ложь 30-х годов ХХ века трансформировалась в ложь времён Великой Отечественной войны. Каких только героев не нарисовали «инженеры человеческих душ»! Ложь о 28 героях-панфиловцах, сфабрикованная в ноябре 1941 года – только один пример. «Свыше пятидесяти вражеских танков двинулись на рубежи, занимаемые двадцатью девятью советскими гвардейцами из дивизии Панфилова… Смалодушничал только один из двадцати девяти… только один поднял руки вверх… несколько гвардейцев одновременно, не сговариваясь, без команды, выстрелили в труса и предателя… оставшиеся 28 гвардейцев уничтожили 18 танков противника и сложили свои головы - все двадцать восемь. Погибли, но не пропустили врага…».

А политрук В. Г. Клочков, ободряя перед боем гвардейцев, сказал так: «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва». Как эти слова долетели до корреспондентов? Не понятно, ведь все свидетели 28 героев-панфиловцев погибли!

Всё это – ложь. От начала и до конца. В ноябре 1947 года Военной прокуратурой Харьковского гарнизона был арестован и привлечён к уголовной ответственности за измену Родине И.Е.Добробабин. Согласно материалам дела, будучи на фронте, Добробабин добровольно сдался в плен немцам и весной 1942 года поступил к ним на службу. Оказалось, что он числится одним из главных участников этого героического боя, за что ему и присвоено звание Героя Советского Союза. Допросом Добробабина было установлено, что в районе Дубосекова он был легко ранен и пленён немцами, но никаких подвигов не совершал, и всё, что написано о нём как о герое-панфиловце, не соответствует действительности. Известны и ещё несколько «погибших» героев-панфиловцев, которые прошли через немецкий, а затем и советский плен (как узники концлагерей).

А в братской могиле героев-панфиловцев, которая находится на окраине села Нелидово, похоронено всего шесть бойцов Советской Армии – и этот факт задокументирован.

Казалось бы, миф о 28 панфиловцах, полностью опровергнутый историей, должен был исчезнуть из медийного пространства. Но в конце 2016 года в посткоммунистической России на экранах кинотеатров появился художественный фильм «28 панфиловцев». Римлянин Кассиан Лонгин Равилла ещё в первом веке нашей эры учил – для того, чтобы понять, что произошло, найди ответ на вопрос: «Кому выгодно?» Кому выгодно в современной России, которая, казалось бы, избавилась от лжи коммунистического прошлого, вновь прибегать ко лжи? Оставим пока что этот вопрос без ответа и вернёмся к той империи лжи, которая была создана люмен-пролетариями.

После смерти Сталина грубая ложь со стороны люмпен-номенклатуры прекратилась. Ложь стала более тонкой. Открытая ложь допускалась в исключительных случаях, как, например, с Солженицыным и Сахаровым, которых официально именовали клеветниками и лжецами.

Много писать о послесталинской лжи я не буду. Остановлюсь только на одном примере – завоевании Советским Союзом космоса.

Все мы гордимся тем, что именно наша страна вошла в мировую историю, как страна, первая запустившая в космос спутник, человека, обитаемую станцию и т.п. Но как это происходило, нам не рассказывали. Не рассказывали, например, о том, что советские двигатели существенно уступали американским по мощности, и мы не могли с такими двигателями осуществлять космическую программу. И только гений Королёва помог решить проблему – он предложил объединить все двигатели параллельно и создать «связку» двигателей. Тогда их совместной мощи хватило, чтобы соперничать с одним американским двигателем. Посмотрите на фотографии советских ракет – внизу как раз и представлена эта связка двигателей.

Молчали нам и о том, что космический корабль, например, Гагарина (и других космонавтов) не мог приземлиться безопасно для жизни космонавта, а потому Гагарин и другие космонавты «Востока» катапультировались с корабля на высоте около 7 км над землёй.

Вывод, который следует из всего, сказанного выше, очевиден – диктатура люмпен-пролетариата, а затем и люмпен-номенклатуры не может существовать без обмана. Она создаёт целые штаты лиц, организующих тотальный обман руководимого им населения страны. Джордж Оруэл назвал такую организацию «Министерством правды».

8. Формирование коммунистического верования

Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (отсюда).