Что делать

Заключение


Итак, первая в мире попытка построения социалистического общества, как общества социальной справедливости, провалилась. Советский Союз и вся социалистическая система не прошла испытания историей и прекратила существование.

Случилось это, прежде всего, потому что в основах «научного социализма» не были разработаны механизмы управления социалистическим обществом. Пролетариат в условиях обобществления средств производства на общегосударственном уровне теряет контроль за средствами производства и не способен организоваться для того, чтобы осуществлять эффективное управление этой собственностью. Поэтому в силу больших государственных масштабов от имени пролетариата управление и средствами производства, и государственным бюджетом осуществляют чиновники-номенклатурщики. А их правление формирует социальное неравенство.

Второе обстоятельство неудачи эксперимента по построению социалистического общества в СССР было вызвано тем, что основы социализма большевиками были восприняты в определённом марксистском уклоне, уводящем строителей социализма в сторону огосударствления всей собственности на средства производства. В стороне от интересов большевиков осталось альтернативное социалистическое течение – кооперативы, когда на смену капиталистическому принципу распределения прибыли (по размеру капитала) пришёл другой социалистический принцип распределения прибыли (по размеру труда). Эта тенденция во всей своей силе проявилась в мировом кооперативном движении и была взята на вооружение социалистами-ревизионистами.

Даже в дореволюционной России кооперативное движение имело колоссальный успех. Если в 1901 году число кооперативов составляло в России 1625, то на 1 января 1917 года – 47 187. По подсчётам М.И.Туган-Барановского в них к этому времени участвовало 84 млн. человек, т.е. более половины всего населения России. По числу кооперативов Россия занимала первое место в мире [Tugan-Baranovsky, p.22]. При диктатуре люмпен-пролетариата кооперативы практически перестали существовать, поскольку отношение к ним у большевиков было весьма примитивное и повсеместно в руководство кооперативами проникали люмпен-пролетарии с большевистскими партбилетами.

Сталинская коллективизация на селе (социализация) только внешне напоминала кооперацию – у колхозников безвозмездно отняли орудия труда и скот, оплата труда колхозникам осуществлялась не пропорционально капиталу, и не пропорционально труду, а пропорционально отработанному времени – каждому ставились трудодни. Руководили колхозами и совхозами те же люмпен-пролетарии.

Поэтому главные позиции кооперации были нарушены: добровольность объединения средств производства, возмещение части вложенных средств в виде процента на капитал, учёт разнообразия результатов труда каждого, демократия в принятии решений. В результате нарушения этих важных условий кооперации колхозы превратились в государственные фабрики по производству сельскохозяйственной продукции с принудительным трудом. Поэтому на советском селе в конце 20-х, начале 30-х годов ХХ века и произошла катастрофа.

В тех капиталистических странах, где кооперативы имеют возможность создаваться и работать, они достигают больших успехов, например, почти 90% всех рыбопродуктов Японии производят именно кооперативы. Известное в России финское предприятие Valio Oy – это акционерное общество, принадлежащее 17 кооперативам. Их собственниками-кооператорами, в свою очередь, являются 7,3 тысячи фермеров - производителей молока. Ассортимент компании сегодня насчитывает более 1,5 тыс. наименований из них более 400 наименований экспортируются в 67 стран мира.

Третье обстоятельство, которое привело к крушению социализма – неправильное представление в теории социализма о потребностях людей социалистического общества. Все основоположники социалистической теории представляли себе, что этот социалистический человек поступает рационально, избегает излишеств и он настолько духовно богат, что презирает богатство и роскошь. Исследования Абрахама Маслоу показали, что это не так – стоит человеку удовлетворить одну потребность, как за ней возникает следующая потребность и предела этих потребностей не видно, их можно только сгруппировать в отдельные типы, следующие друг за другом. В социалистическом планировании за исходную точку брались рациональные нормы потребления, а в реальной жизни всё иначе – прежде, чем перейти к рациональному потреблению, индивид должен пройти через максимум потребления этого продукта, и только удовлетворившись в нём полностью, переходит к его потреблению в рациональных размерах, переключая свой интерес на другой продукт [Svetunkov S.G. Economic]. Но при этом на потребности и на сам акт покупки воздействует множество факторов неэкономической природы, в том числе и эмоционально-психологические.

Поэтому выпускаемая продукция по централизованно устанавливаемым ценам и в объёме, определяемом Госпланом в соответствии с рациональными нормами, никогда не соответствовала реальным потребностям общества – такой социализм всегда обречён на хронический дефицит одних товаров и перепроизводство других. Рыночный механизм куда более эффективен, чтобы не говорили про его хаотический характер марксисты.

Четвёртое обстоятельство, которое показало, что советский социализм не жизнеспособен, заключается в ограничении частной инициативы. Один из путей, который может выбрать себе маргинал из низших социальных слоёв для продвижения в высшие слои, - это предпринимательская деятельность. Именно предприниматель в несоциалистическом обществе является основным носителем инновационного развития государства, поскольку в конкурентной борьбе он использует инновации как основной инструмент победы. Предприниматель определяет – в чём именно нуждаются потребители и в максимально быстрой степени осуществляет производство именно этого нового товара или услуги для того, чтобы получив краткосрочную монополию на рынке нового товара, заработать наибольшую прибыль, и далее с помощью заработанных средств продвинуться вверх по социальному лифту. В СССР предпринимательская деятельность была запрещена, что привело к очевидному отставанию в инновационном развитии – не было претворителей в жизнь инновационных идей. На высоком мировом уровне в СССР развивались только отрасли, вступившие в конкурентную борьбу с отраслями капиталистических стран. Неконкурентные отрасли, а их было большинство, выпускали в основном низкокачественную продукцию.

Пятое обстоятельство, делающие социализм советского типа нежизнеспособным, заключается в сильнейшей концентрации ресурсов и производства. В этом, конечно же, кроется и своеобразное преимущество – ведь эффект концентрации общеизвестен: чем сильнее концентрация производства, тем дешевле это производство. В СССР именно поэтому были самые большие в мире предприятия, колхозы и совхозы, электростанции и рудники. Советский Союз, сконцентрировав ресурсы, первым послал в космос искусственный спутник земли и первого космонавта. Но та же концентрация ресурсов в обувном и швейном производстве приводила к тому, что советскому покупателю предлагались десятки тысяч обуви одного и того же вида, десятки тысяч платьев и костюмов одного и того же фасона – дешёвые, но низкого качества. Советский покупатель был лишён возможности выбора, удовлетворения своих многообразных потребностей, поскольку массовое производство предполагает и однотипность продукции. Поэтому в СССР было и перепроизводство - не купленная потребителем массовая продукция (обувь, одежда, пища) списывалась и уничтожалась.

И самое главное, шестое обстоятельство, – не получилось общества социальной справедливости. Про сталинские времена, когда царила диктатура люмпен-пролетариата и говорить нечего, но и в последующие годы, когда к власти пришла номенклатура, на лозунги, висящие повсеместно: «Народ и партия едины», тот самый народ отвечал: «Так почему же разное едим мы?». Номенклатурное правление в любых её формах означает, что сама номенклатура является обладателем максимального возможного количества экономических и социальных благ.

Крах социализма как идеи об обществе социальной справедливости и гармоничного развития был предопределён. Идеи «научного социализма» оказались неверными в своей сути. Поэтому переход от советского социализма к капитализму был неизбежен. Но «реформаторы» выбрали для этого один из самых неэффективных путей, который в конечном итоге привёл Россию к очередной диктатуре люмпен-номенклатуры.

Современная российская оппозиция делает глубочайшую ошибку, направляя свои усилия на реализацию лозунга: «Долой Путина!» Конечно, теория циклов подтверждается и в случае президентской власти в России. В соответствии с ней новый президент на первом этапе своей работы хорошо знаком с проблемами общества, а потому начинает их устранять. Он выгоняет старых чиновников и набирает новых, которые вместе с ним бьются над решением актуальных задач, ломая, в том числе, и старые, сдерживающие развитие, механизмы хозяйствования. На первом этапе наблюдается рост по всем позициям – экономическим, социальным и военно-политическим. На втором этапе президентского цикла механизмы уже отлажены и хорошо работают, проблемы одна за другой решаются, наблюдается стабильность и уверенный рост. На третьем этапе в обществе и окружающем мире произошли такие изменения, которые делают созданный президентом механизм уже не столь эффективным, как ранее. Он нуждается в адаптации или же в изменении. Но президент об этом не знает. Он получает искажённую информацию от своего окружения о результатах своей деятельности и отклике на него управляемого им народа. Он неадекватно оценивает ситуацию и принимает неадекватные решения. Наблюдается стагнация. На четвёртом этапе наступает политический и социально-экономический кризис. Народ недоволен, механизмы управления работают плохо и не справляются с новыми государственными задачами. Экономика и социальная сфера разваливаются. В результате происходит либо «дворцовый переворот», либо революция. Чтобы избежать такого сценария развития событий президент прибегает к силовому подавлению недовольства и становится диктатором.

А поскольку этот цикл – объективная реальность, то развитые страны мира давно выработали неукоснительное правило – любой человек не может занимать должность президента более двух сроков. В.Путин – пример, подтверждающий это правило. Его «второе пришествие» показывает неадекватность восприятия им окружающего мира и неадекватность его действий, вовлёкших Россию пока что только в вялотекущую войну с Украиной.

Люмпен-номенклатура, правящая большинством постсоветских республик, точно также слабо разбирается в вопросах управления, как и люмпен-пролетарии. Поэтому, заняв руководящую должность они либо демонстрируют либеральный стиль управления (вседозволенности своим ближайшим соратникам-подчинённым), либо скатываются к авторитаризму – по-другому они руководить не умеют.

Тенденция скатывания России к авторитаризму поэтому вполне понятна.

Конечно же, для блага страны этого Президента нужно заменить. Но не в отдельной личности дело – а в том, что современная Россия есть продолжение той страны, которая была порождена октябрём 1917 года. Высшую власть в ней захватили большевики – крайнее течение мировой социалистической мысли, а реальная власть попала в руки люмпен-пролетариев. Люмпен-пролетарии быстро сообразили, что нет смысла перебиваться случайными заработками, а нужно, вооружившись марксистскими лозунгами и социалистической демагогией, становиться советскими и партийными работниками, вливаться в ряды милиции и чека, возглавлять заводы и фабрики, учреждения и кооперативы. В России и в СССР началась диктатура люмпен-пролетариата.

Социализация сельского хозяйства в форме построения колхозов, усилило количество люмпенов в СССР, в том числе – люмпен-пролетариев. Они в массовом порядке пошли во власть, вытесняя люмпен-пролетариев первой волны. Способом этого вытеснения из власти люмпен-пролетариев первой волны был выбран террор, который в литературе получил название «сталинский террор». Страна потерпела страшный кадровый и интеллектуальный урон, поскольку уничтожались не только люмпен-пролетарии первой волны, оказавшиеся во власти, но и все, «классово чуждые» непролетарские элементы.

Вторая мировая война, превратившаяся для СССР в скором времени в Великую Отечественную Войну, смела большую часть проникших во все ветви власти люмпен-пролетариев, оказавшихся неспособными осуществлять сколь-нибудь сносное руководство. Их замещали люди, составлявшие новый тип руководителей - номенклатуру. Эти могли не только заставлять вверенные им коллективы «любой ценой» достигать поставленные перед ними цели, но и сами работать для осуществления этой цели, не щадя себя. К концу войны диктатура люмпен-пролетариата сменилась более мягкой формой диктатуры – диктатурой люмпен-номенклатуры.

Правили страной на всех уровнях люди, не обучавшиеся принципам и методам государственного управления, но при этом разделяющие сформировавшуюся систему норм и ценностей новых советских «барчуков». В среде люмпен-номенклатуры появился довольно большой слой тех, кто занимался незаконным обогащением. Со временем у этой группы номенклатурных предпринимателей появилась потребность легализовать нажитые таким путём средства, чтобы иметь возможность удовлетворять свои многообразные потребности. Необходимо было сменить экономический механизм хозяйствования. Они первые поддержали горбачёвскую «Перестройку», особенно в части создания новых негосударственных хозяйственных структур, в первую очередь – кооперативов.

Попытку демократизации советского общества, которую предпринял М.С.Горбачёв, они со временем стали воспринимать как личную угрозу – никто из них не хотел общественного контроля над их деятельностью. Сначала они избавились руками Б.Ельцина от самого М.С.Горбачёва, а затем – от демократизировавшихся Советов.

Уничтожив всю систему контроля (народный контроль, партийный контроль, контроль со стороны ОБХСС и т.п.), они успешно приватизировали бывшее государственное имущество, продали его за конвертируемую валюту и осели буржуинами и рантье в странах Европы.

Осколки партноменклатуры и совноменклатуры, не преуспевшие на ниве бизнеса и приватизации, быстро осознали возможности аппаратного положения, и создали многочисленные коррупционные схемы по освоению бюджетных средств, материальных и природных ресурсов страны. Чем выше аппаратное положение – тем больше возможностей для коррупции, поэтому за спиной Б.Ельцина все 90-е годы велась клановая борьба за занятие высших уровней власти. Б.Ельцин поставил вместо себя управлять собой человека внекланового – В.Путина. Но он быстро сформировал свой клан – из питерских и из КГБ-шных приятелей, которому подчинил все другие номенклатурные кланы в стране (укрепил вертикаль власти).

Сегодня все кланы выстроены в строгую иерархию и всем, кто нарушает нормы и ценности российской люмпен-номенклатуры, грозит неминуемая кара – мы свидетели отдельных судебных процессов над коррупционерами, нарушивших эти нормы и ценности. Главная норма сегодня – «бери по чину». Борьба оппозиции за отставку В.Путина сегодня бессмыслена, поскольку она не продуктивна. Бороться нужно с властью люмпен-номенклатуры в целом, а не с её главой.

Я показал, что весь XX век прошёл под знаменем торжества диктатуры люмпен-пролетариата во всём мире. Многие страны пошли путём СССР. Но эта тенденция отнюдь не осталась в прошлом! Её можно наблюдать и сегодня.

Возьмите механизм трансформации маргиналов в люмпенов, а люмпенов – во власть. И приложите этот механизм к современной Украине. Тогда вам сразу же станут понятны причинно-следственные связи происходящего. Кто выиграл от перехода Крыма в Россию? Кто получил на этом полуострове доступ к бюджету и к многочисленным природным богатствам? Не люмпены ли?

А кто правит сегодня в ДНР и ЛНР? В этих «народных» республиках власть принадлежит как раз тем, кто, став люмпеном поневоле из-за войны, проявив некоторую сообразительность, пришёл во власть на смену убежавшим украинским чиновникам. Разве эти люди отдадут свою власть демократическим путём? Разве им выгодно установление мира в регионе?

Многочисленные «революции» в странах Северной Африки и Азии в начале XXI века совпали по времени с «миротворческой» деятельностью в них США. Там уже произошло уничтожение правящих десятилетиями лидеров номенклатуры, произошёл и развал самой правящей номенклатуры. Но не принесло это никому никакого облегчения. Западные либералы пожимают плечами – не понятно! Но ведь всё очень просто - крупных капиталистов в этих странах не было, а потому, освободившись от диктаторов, новые люмпен-пролетарии дерутся друг с другом за власть. Почему вдруг возникло такое чудовище как ИГИЛ? Да потому, что революции и войны внешних агрессоров привели к смешению всей социальной структуры. В этих странах появилась огромная масса люмпен-пролетариев, которая легко поддалась крайней религиозной агитации и пошла за харизматичными лидерами из мусульман крайнего толка. Именно они, эти люмпен-пролетарии, поддержали идею создания нового государства, живущего по правилам шариата и вовсе не в силу своей набожности, а в силу того, что им, захватившим власть, это оказалось выгодным. ИГИЛ сегодня – это очередная форма диктатуры люмпен-пролетариата, только под другими лозунгами и с другой государственной политикой.

Удивительные события происходят ныне в Европе, которые как нельзя хорошо описываются теорией диктатуры люмпен-пролетариата. По крайней мере, опираясь на неё, можно понять возможный сценарий развития событий в Европе. Сегодня Европейский союз строит свою деятельность на основе Декларации принципов толерантности (ЮНЕСКО, 1995 год), в соответствии с которыми все индивидуумы гражданского общества вправе быть различными, поэтому должна быть обеспечена устойчивая гармония между различными социальными группами, граждане и политики должны понимать и сотрудничать с людьми, различающимися по взглядам. И вырабатываются в Европе нормы толерантного поведения, и пытаются европейцы реализовать политику межкультурного взаимодействия. И радостно открыли европейские политики двери в свои страны для беженцев из Африки, Ближнего Востока, Центральной и Средней Азии! Но гармонии не получилось! Террористические акты начали сотрясать Европу. Почему?

Ответ легко найти из теории диктатуры люмпен-пролетариата. Кто такие – эти беженцы в Европу? Прежде всего, это люди, у которых оказалось разрушено привычное социальное окружение в силу войн и революций. Эти люди оказались оторванными от своих социумов и уже поэтому стали люмпенами по неволе. Они покинули свои страны, где идёт война, и в поисках лучшей жизни (а часто и вовсе ради спасения жизни) устремились в Европу. А здесь им толерантные европейские правители предоставляют отдельные и благоустроенные квартиры, хорошие пособия по безработице и мирное небо над головой. Часть из этих беженцев люмпенов в силу обстоятельств сможет ассимилироваться в европейскую культуру, но только часть, и скорее всего – не самая большая. Ведь каждый беженец мечтает о том, чтобы его окружали люди, разделяющие нормы и ценности его прошлой жизни – религиозные, культурно-бытовые, морально-этические. А все эти ценности вовсе не совпадают с ценностями европейскими! Поэтому другая и значительно большая часть беженцев останется люмпенами, так и не превратившись в обывателей. Некоторые из них станут нищими, другие – люмпен-криминалом, но наибольшая часть из них, окружённая заботой европейцев и государственными программами, - всё же останется люмпен-пролетариями. Эти будут перебиваться случайными заработками, так и не попав в тот социум, в котором жизнь для них является желанной. Они останутся маргиналами – недовольными своей жизнью и готовыми её изменить.

Люмпен-пролетарии, как было показано ранее, – это «горючий материал». Они первыми пойдут за революционерами и бунтовщиками громить магазины, банки и усадьбы. И если появится в Европе новый Аттила, Европе мало не покажется – за ним пойдут миллионы новых люмпен-пролетариев, которых приютила Европа. И хорошо ещё будет, если этот Аттила поведёт люмпен-пролетариев в бой с новыми социалистическим лозунгами! А если это будут лозунги националистические или религиозные? А если этот Аттила будет радикальным исламистом? Череда террористических актов, которые следуют в Европе, как раз вызвана этим. Молодёжь из числа беженцев, самая неустойчивая часть люмпен-пролетариата, пускает в ход ножи, мачете, оружие и взрывчатку. И пока что это – единичные случаи. Но ситуация для массового терроризма в Европе уже создана…

Вы можете написать мне письмо прямо с сайта (отсюда).