Простая семья

Я везу его с сыном на автомобиле по самому красивому городу в мире – по Санкт-Петербургу.

Ранее утро. В 5.15 мы со Светой встретили его с семьёй на Московском вокзале. Мать 64 лет (выглядит на все 80), жена Анжела с полуторогодовалой улыбчивой девочкой на руках, старший сын 18 лет (серьёзный, настоящий помощник в семье) и растерянная и неуверенная в себе, как все подростки, дочка 14-ти лет.

В наши две автомашины с большим трудом помещаются их вещи. А ещё с ними в переносках две мелкие собачки.

Из Мариуполя они. Беженцы. Бегут в Европу.

Солнечное утро – редкий в Питере случай. Смотри по сторонам и наслаждайся красотой самого красивого в мире города! Но нет! Он сидит на заднем сиденье автомобиля и рассказывает, глядя мне в затылок. Я – за рулём. Ему нужно выговориться. И я это понимаю. Поэтому время от времени я междометиями поддерживаю разговор.

То, что он рассказывает – ужас. Про то как в Мариуполе повсеместно натыкаешься на стабилизаторы мин – они, эти стабилизаторы, как ромашки в поле рассеяны по всему городу. Мины-то разорвались, и жертвы свои нашли. А стабилизаторы отлетели и осели на балконах, на козырьках домов (если дома сохранились), на дорогах и на тротуарах. А ещё он рассказывает о людях – жителях Мариуполя. Нет, не о тех, кто выжил, а о тех, кто погиб. Рассказывает о том, как они по частям собирали в тачку старика из соседнего дома – отдельно голова, рука, часть тела…

Он говорит и я в зеркало заднего вида вижу его глаза: устремлённые в себя, в свою душу, искорёженную тремя месяцами СВО России с Украиной. Теперь глаза его затуманили слёзы. Ведь кроме старика были и трупы, горкой сложенные вдоль дорог, и попадавшиеся то там, то сям обрывки людских тел. Он это рассказывает. Ему надо выговориться.

Я спрашиваю:

— А как питались все эти три месяца, которые сидели в подвале?

Оказывается, что все четыре семьи подъезда – 16 человек – сначала съели свои припасы,  а потом пошли по чужим квартирам. Многие соседи успели уехать из города в первые дни бомбёжек, вот в их квартирах и брали еду. Воду собирали из квартирных бойлеров, потом – где удастся найти. Готовили еду и кипятили воду на костре. Рассказывает про какой-то колодец у соседей, и я понимаю, что теперь он говорит о том периоде, когда он с семьёй перебрался из многоквартирного в частный дом своей матери. Его рассказ сумбурный. Это и понятно. Крик души, пробитой моей страной насквозь во многих местах. Ему надо выговориться, и я его слушаю.

Фильтрацию и российскую границу с Украиной они проходили девять часов. Далее уже мы им помогали. Купили по интернету билеты на электричку из Таганрога в Ростов-на-Дону, а там их через полтора часа уже должен был везти к нам, в Питер, скорый поезд. Билеты на него мы им тоже купили.

Я помню, какой был у нас ужас, когда позавчера его жена Анжела позвонила моей жене по мобильному из электрички и сообщила, что поезд остановился на пол дороге и что в электричку вошли полицейские с собаками и что-то ищут. Электричка стоит, а время идёт. Поезд на Питер в Ростове-на-Дону никого ждать не будет – он проходящий. Он скорый.

Это нам здесь, в Питере, страшно. А каково им? Они все на нервах, измученные, а тут – стоит электричка и не двигается с места. Спасибо проводнице в поезде – сфотографировала их билеты на поезд в Питер, после чего связалась по телефону с кем-то из РЖД в Ростове-на-Дону. Кому-то по мобильной связи сфотографированные билеты отправила. Успокоила, мол, не переживайте, не пропадут билеты. В случае опоздания, на другой поезд посадят. Не волнуйтесь!

А когда электричка тронулась в путь, то приехала в Ростов-на-Дону за десять минут до отправления поезда на Питер. И, о чудо! На перроне семью Ивана уже ждали. Это были сотрудники вокзала. Они помогли перенести сумки из электрички к стоявшему недалеко поезду на Питер. Всё погрузили в вагон и всех разместили по местам, пожав на прощание руки.

Кто всё это организовал? Начальник смены? Дежурный по вокзалу? Руководитель РЖД по Ростовской области? Не знаю. Но ведь организовал же, помог. В этом и проявляется характер россиян – в помощи в такой ситуации. «Своих не бросаем» — это как раз о таких случаях, а не о чём-то геополитическом.

Иван даже и не знает, как благодарить железнодорожников и кого. Просто говорит: «А работники РЖД такие молодцы!»

Но всё – приехали к месту их остановки. Выгружаем вещи, поднимаем всё в квартиру, где семье Ивана предстоит прожить три ночи перед тем, как им пройти границу. Всё приготовлено к их приезду: постельное бельё, еда, питьё.

Иван спускается вниз – погулять собачек. К нам подходит Анжела:

— А можно нам будет Питер за эти дни посмотреть?

Обязательно! Это же самый красивый город мира!

Добавить комментарий