Удивительно

Белые ночи уже на исходе. И хотя светает рано, но в два часа ночи ещё темно.

Справа от меня на переднем кресле сидит Николай. Ему пятьдесят лет. Высокий, крепкий, широкоплечий, мускулистый, загорелый. Он мне рассказывает о том, какую рыбу он ловил на Лугани — притоке Северского Донца. Я в ответ рассказываю ему какая рыба водится в Ленинградской области. Болтаем для того, чтобы я не заснул за рулём — всё-таки два часа ночи.

На заднем сиденье дети и жена Николая. Багажник до отказа забит их вещами.

Мы с женой везём в Ивангород две семьи родственников. Их девять человек: четыре взрослых и пятеро детей. Они приехали на Московский вокзал в десять часов вечера, а переночевать в Питере им негде — все квартиры и места в хостеле, которые наша питерская группа неравнодушных бронирует для украинских беженцев, заняты. Поэтому мы двумя машинами и везём их в Ивангород в ночь — чтобы они перешли Нарву и оказались в Эстонии.

Самый младший пассажир по имени Кирьян — четырёх лет — с особенностями. Село, где жили эти две семьи, уже 24 февраля 2022 года было занято российскими войсками. Повезло. Их село захватили без единого выстрела. Вошли к ним то ли буряты, то ли тувинцы. Жертв и разрушений нет. Но через село начали летать на малой высоте самолёты и вертолёты — бомбить Украину. Аж стёкла от шума двигателей звенели. У Кирьяна на почве этих жутких звуков ревущих двигателей истребителей и штурмовиков возникла психологическая травма. Когда он теперь видит любой пассажирский самолёт на любой высоте, он страшно пугается. Он без слов прячется за спинами взрослых и неотрывно следит за полётом самолёта. При этом он втягивает голову в плечи, пальцы сжимает в кулачки и руками крест на крест закрывает свою грудь. Защищается. На успокоительные слова или конфетки с бананами в этот момент он не реагирует. Он весь — в самолёте. Самолёт — это его детский ужас.

Николай время от времени переходит от разговора о рыбалке к разговору о жизни перед СВО и во время СВО. Их село было в пяти километрах от линии разграничения Украины и ЛНР. Они были на украинской стороне. После 2014 года не было ни работы, ни денег. Перебивались случайными заработками, выезжая в глубь области на какие-то шабашки. Семью кормил и огород — помимо картошки, огурцов и помидоров на продажу выращивали клубнику. Выручала рыбалка.

— У нас у каждого было своё место на Лугани, — говорит Николай. — И у меня своё место было. Мы с соседом по утрам ходили взять утренний клёв. Его место было в пятидесяти метрах от моего.

— А сазаны ловились?

— И сазаны есть, но больше всё карпа ловили, чем сазана. А был у меня такой случай. Год назад. Ещё до войны. Мы с соседом собрались в очередной раз на рыбалку. А в ночь мне приснилась моя покойная бабушка. И всё она убеждала меня куда-то не ходить. Да так активно! Даже хватала меня руками, чтобы не пустить. Тут я её оттолкнул и от этого проснулся. Проснулся и чувствую — у меня жутко болит зуб. Какая там рыбалка? Соседу и говорю: иди, мол, без меня. Я схожу к зубнику, а потом к тебе присоединюсь. Иду к знакомому зубнику домой. Его нет. Иду к нему в клинику — его там тоже нет. Ищу его, ищу по всему селу и вдруг слышу — несколько взрывов в стороне речки… Так стреляли же время от времени с 2014 года то туда, то сюда… Гляжу — тут Скорая приехала… У нас тогда она ещё работала… Подхожу — а это мой сосед весь в бинтах в Скорой лежит. «Что случилось?» — спрашиваю. «Это три мины из ЛНР прилетели. Одна как раз на твоё место попала. Там один мужик какой-то сел рыбачить, пока тебя не было. Так его в клочья разнесло. А я вот жив остался».

Мы некоторое время молчим. Я слежу за дорогой и впереди едущим автомобилем жены.

Николай переживает воспоминание, а мне и сказать нечего. Хотелось бы как-то разрядить ситуацию, или пошутить как-то. Но всё вспоминаются российские пропагандисты с их «Украина восемь лет Донецк и Луганск бомбила». Какие тут шутки?

— Не знаю: зачем они по рыбакам стреляли? — продолжает Николай. — Может пьяными были… Дааа… Но что удивительно — зуб у меня тут же перестал болеть. И теперь вообще никогда не болит.

Я несколько раз слышал от разных людей подобные рассказы о вещих снах. Я атеист и с позиций своего знания физики окружающего мира эти случаи объяснить никак не могу.

— Да, Николай. Получается, что у кого-то эти сны работают, а у кого-то нет. Вот взять хотя бы человека, который сел рыбачить на ваше место. Его ведь во сне об опасности никто не предупредил? А к вам бабушка пришла.

— Да. Удивительно. Сам не могу понять!

Болтаем дальше для того, чтобы я не заснул за рулём. Он мне рассказывает о том, каких рыб он ловил на Лугане, а я ему в ответ рассказываю о том, какие виды рыб водятся в Ленинградской области. Скоро Ивангород. Там они, взвалив на себя тяжёлые сумки, пойдут через Нарву в Эстонию. В мирную Европу.

Когда ж это всё закончится????

Добавить комментарий