Итог протестов в Питере 21 сентября

Всего было задержано 369 человек. Судами были вынесены такие наказания: арест на срок от 7 до 12 суток; штраф от 10.000 до 20.000 рублей; обязательные работы 50 часов.

Решения по 112 задержанным не принято, поскольку материалы в суд подготовлены с различными нарушениями.

Вот так и живём.

Мобилизация…

Всё у нас в России делается через одно место. Место называть не буду.

Мобилизация, объявленная Путиным, исключением не стала. И вот пример.

На днях повестку в военкомат принесли в наш дом на имя моего сына Ивана Сергеевича Светунькова. Между прочим — он кандидат экономических наук, и по закону призыву в армию не подлежит. «Ошибочка вышла?»

Результаты мониторинга

Вчера Путин объявил о «частичной мобилизации» на СВО. Большинство россиян это проглотило спокойно. Но есть ещё остатки тех граждан, кто не принимает СВО. Они вчера и вышли в центры своих городов, чтобы выразить своё отношение к этому решению Путина.

Как член мониторинговой группы Правозащитного совета СПб я вчера с 19.30 до 22.15 наблюдал за происходящим у выхода из метро «Гостиный двор».

В 19.30 там собралось примерно 100 человек, которые не собирались куда-либо двигаться и явно вышли с мирным протестом. Ни плакатов, ни лозунгов. Многие просто молчали. Некоторые переговаривались друг с другом.

Также мирно и молча напротив них вдоль Невского и Садовой стояли «космонавты».

В 19.33 несколько человек из гражданских крикнули: «Нет войне». Их тут же задержали. Это было 3 человека.

К 20.00 на площади было уже около 500 человек. Половина из них – любопытствующие прохожие, снимавшие происходящее на мобильники.

В 20.08 вновь раздались лозунги со стороны протестующих, а два человека развернули антивоенные плакаты. В итоге задержали ещё 8 человек.

После этого с периодичностью примерно в три минуты со стороны протестующих раздавались антивоенные лозунги и тех, кто эти лозунги выкрикивал, точечно задерживали — по три или четыре человека.

В 20.22 на площади появился «Колобок» — подполковник полиции, известный своей невероятной активностью при задержаниях. До этого он был у Исаакиевского собора, где руководил «работой».

— Работаем, работаем, — кричал он «космонавтам». И те «работали».

Группки протестующих с приходом «Колобка» начали таять. В 20.30 оставалось около ста протестующих, стоящих молча и без движения.

Тактика полицейских с приходом «Колобка» изменилась.  В 20.50 «Космонавты» отсекли группу протестующих от зевак двумя шеренгами со стороны Думской улицы и Садовой и закрыли двери метро «Гостиный двор» на вход и выход. Протестующие оказались в «котле». Их прижали к стенке Гостинки, после чего из этой заблокированной группы спокойно и по-деловому забирали по одному человеку и помещали в автозак. Проход по Невскому для зевак и прохожих был закрыт — чтобы они не мешали задержаниям. За десять минут всех протестующих числом около 50 человек забрали в автозаки.

В 21. 06. всё закончилось.

Я не зафиксировал избиений или каких-либо других насилий по отношению к протестующим. Кто-то при задержании сопротивлялся, отказываясь идти. Таких несли на руках несколько «космонавтов» — за руки и за ноги. И только один из задержанных сопротивлялся и упорно не хотел залезать в автозак, отбиваясь. Его туда запихнули силой. Что было с ним внутри – не знаю.

p.s. После того, как я ушёл с этого места, протесты продолжались. И я узнал о том, что при задержании одного мужчины ему сломали руку и дубинками разбили в кровь голову.

Модели поведенческой экономики

Давным-давно в начале двадцать первого века я написал книжку «Экономическая теория маркетинга». Я тогда не знал, что попытки внести в экономическую теорию улучшения за счёт более точного описания поведения потребителя называются «Поведенческой экономикой».

Теперь я это знаю. И понимаю, что сформировал я не экономическую теорию маркетинга, а именно методологию моделирования поведенческой экономики.

И теперь я решил сконцентрировать свои усилия на том, чтобы эту методологию сформировать окончательно. И делаю я это в форме соответствующей научной монографии.

Поскольку российская наука за годы правления Путина точно также «встала с колен», как и её вооружённые силы, я решил, что вряд ли кому в моём отечестве моя книжка будет интересна. И буду сразу же переводить её на английский язык для того, чтобы там (у них) её издать. Тем более, что эти проклятые империалисты выплачивают авторские гонорары, а наши отечественные издатели показывают автору «фигу в масле».

Неутешительные итоги лета

Лето получилось сумбурным. Прошло оно под флагом помощи украинским беженцам, пострадавшим от …. (вычеркнуто САМОцензурой).

С рыбалками ничего не получилось, по грибы не ходил, в реках и озёрах не купался…

Да и практическим все отпускные ушли не на отдых, а на помощь несчастным украинцам.

Совершеннолетие!

В 2004 году в бывшем питерском Финэке я провёл научный семинар, на котором обсуждалась возможность использования в экономике теории функций комплексного переменного (ТФКП). Основной доклад делал я, а мой сын Иван делал сопутствующий доклад. Ваня тогда ещё не понимал всю важность как самого мероприятия, так и того нового научного направления, которое перед нами открывалось. Материалы семинара были опубликованы отдельной брошюрой.

А вчера я получил письмо от Алексея П., который, в частности, написал: «.. мой внук поступил фин. университет в Москве и вчера сказал, что у них будет ТФКП в экономике».

Ну что ж? Просматривая материалы семинара 2004 года, я улыбаюсь — настолько простыми и робкими были тогдашние попытки использовать ТФКП в экономике. Как детский лепет!

Много лет я боролся с косностью и инерционностью научного сообщества, которое, используя принцип «бритвы Оккама», не принимало это новое научное направление.

Сегодня мною, моими учениками и Иваном наработано очень много интересных результатов. А само научное направление получило название: «комплекснозначная экономика».

И вот, дожили: в университете бакалаврам будут читать дисциплину «ТФКП в экономике».

А это значит, что комплекснозначная экономика выросла из пелёнок и достигла совершеннолетия, поскольку она уже оторвалась от своих родителей и живёт самостоятельно.

И я, как любящий отец, этому рад!