Памятная дата

26 ноября 1939 года советское правительство обратилось к правительству Финляндии с официальной нотой:

«26 ноября, в 15 часов 45 минут, наши войска, расположенные на Карельском перешейке у границы Финляндии, около села Майнила, были неожиданно обстреляны с финской территории артиллерийским огнём. Всего было произведено семь орудийных выстрелов, в результате чего убито трое рядовых и один младший командир, ранено семь рядовых и двое из командного состава. Советские войска, имея строгое приказание не поддаваться провокации, воздержались от ответного обстрела».

Ответной нотой финны заявили, что обстрел был зафиксирован финскими постами, выстрелы были произведены с советской стороны с расстояния около 1,5—2 км на юго-восток от места падения снарядов, что на границе у финнов нет орудий, тем более дальнобойных.

Отечественные и финские историки не нашли в архивах фамилии убитых трёх рядовых и одного командира, а также фамилии раненых советских пограничников. Выстрелы, совершённые советскими спецслужбами, были преднамеренной провокацией чтобы воспользоваться ею для нападения на Финляндию — к этому времени Красная Армия уже подтянула к границам с Финляндией необходимые для нападения войска.

И через несколько дней она началась — советско-финская война 1939 — 1940 гг.

Сообщение для мировой общественности

Сегодня в четверг 24 ноября 2022 года в роддоме города Ланкастер родилась Мила Ивановна Светунькова. Это означает, что я получил долгожданный статус деда, а моя жена — бабушки.

Бабушка на радостях закупает для внучки детские книжки по всему Питеру.

Миша нашёлся

Михаил, пятнадцати лет, который летом жил у нас несколько дней перед тем, как его в Украину забрала его мать, перебирался тогда из Донецка в Днепр.

Как только в сентябре начались обстрелы ВС РФ города Днепра, мишина мама стала собираться в эвакуацию в Европу от обстрелов.

Примерно недели три назад они уехали во Францию, оставив в Днепре бабушек и дедушек Миши. Сегодня Миша написал об этом Свете.

Значит, раненый позавчера осколком российской ракеты пятнадцатилетний подросток — не Миша. Немного легче, но тот факт, что ранен другой юноша, меня не особенно сильно утешает.

Днепр обстреляли

Сегодня появилось сообщение о том, что российские высокоточные ракеты попали в украинский город Днепр и при этом пострадал 15-ти летний юноша.

Стало немного тревожно, поскольку именно в город Днепр мы помогли летом переехать из Донецка Мише. Об этом я рассказывал в своё время. Ему как раз 15 лет. Не он ли? Понимаю, что пятнадцатилетних парней в Днепре несколько тысяч, но всё равно — тревожно.

Средства для Владимира

Я писал о том, что нам нужна ваша помощь для проведения операции на глазах у Владимира. Некоторые мои коллеги засомневались в его существовании. Поэтому я привожу здесь его фотографию, сделанную в коридоре очередного медицинского учреждения Санкт-Петербурга. Вот он:

О помощи Владимиру

11.11.2022 я писал о том, что нам нужна материальная помощь для лечения Владимира Р. — мариупольца, почти ослепшего при попадании снаряда в его дом. Я признателен тем своим друзьям и коллегам, кто откликнулся на мой призыв и перечислил деньги на его лечение.

Диссонансом в этой поддержке прозвучал такой ответ моей бывшей коллеги по бывшему финэку. Вот он:

«Уважаемый Сергей Геннадьевич, здравствуйте!
Я полностью поддерживаю СВО и своего Президента — Владимира Владимировича Путина. Я болею душой за русских воинов и перечисляю деньги на их защиту. Я материально помогаю в группе помощи животным мобилизованных воинов России. Животные , как никто другой, нуждаются в моей помощи, потому что они, как дети, беззащитны, как моя Родина, беззащитны, как эти русские мужчины, оторванные от семей, — беззащитны, как люди Донбасса , остававшиеся 8 лет один на один с извергами, — беззащитны… И даже сами жители, граждане России предают мое Отечество. Я не могу это вынести…
Сергей Бодров мне в помощь. И Вам в помощь. В страшную годину будь рядом с Родиной, со своим Отечеством. Делай, что надо, и будь то, что богу угодно.
Простите. Желаю Вам терпения и помощи божией в ратном труде…»

Конечно! Кошечки и собачки как никто другой во время СВО нуждаются в помощи…

Очередной рекорд, без которого жизнь была бы лучше

Сегодня Светлана подвела итог работы нашей небольшой группы. Группа состоит из 30 очень активных людей и ещё примерно пятидесяти не столь активных людей, занятых большую часть времени на работе. Последние не всегда могут бросить всё, и спешить на помощь. Я, между прочим, как раз ко второй половине нашей группы и отношусь. А Светлана, моя жена, относится к первой группе. И я удивляюсь: откуда у неё хватает столько сил, чтобы всё это выдержать?

Так вот. На сей день 802 человека украинских беженцев, которые пострадали от СВО и остались без жилья и средств к существованию на российской территории, при нашей помощи перебрались в Европу или к родственникам в Украину.

Лучше бы этого рекорда в моей жизни не было…

Вспоминая папу

Пол года назад умер наш с Максимом папа и дед наших детей Геннадий Васильевич Светуньков.

Я решил сегодня вспомнить три эпизода из моей жизни, связанных с папой. Их много, но выбрать нужно было только три. Вот они.

Эпизод первый из раннего детства. Мне было около пяти лет. Наша семья жила в однокомнатной квартире в цокольном этаже кирпичного дома на улице Дагестанской в Ташкенте. Соседний дом и детский сад стояли под углом к нашему дому и вместе образовывали закрытый дворик, где я и проводил основное время с друзьями.

Как-то, почувствовав голод, я прибежал домой. Мамы дома не было, а был только папа. Я ему сказал о том, что хочу есть. Тогда папа отрезал от буханки белого хлеба горбушку и натёр её чесноком с солью.

Должен сказать, что в Ташкенте был удивительно вкусный белый хлеб. И корочка у него была всегда хрусткая. В современной России и Ташкенте такого хлеба уже не пекут. И эта хрусткая корочка, натёртая чесноком была в тот миг для меня вкуснее всяких колбас или конфет.

А пока папа натирал горбушку чесноком, я следил за его руками. Кисти рук у папы были с ярко выраженными венами на них. У меня такого тогда, естественно, не было. И я стал пальцем своей руки трогать эту вену на папиной руке. Она была упругой и могла перекатываться. Эту руку и эти вены на ней я запомнил навсегда.

Эпизод второй из подросткового возраста. Мы с папой как-то летом возвращались днём откуда-то из центра Ташкента домой на трамвае №13. Пассажиров было много и мы стояли в проходе. Возле ТашМИ, проезжая по мосту через Салар, в салоне трамвая под пассажирским сиденьем что-то вдруг задымилось. Пассажиры стали кричать водителю трамвая о том, чтобы он его остановил. Водитель так и сделал: остановил трамвай и открыл все двери.

Народ стал в панике выскакивать из трамвая на проезжую часть. Хорошо, что автомобилей было мало, а те что были, успели притормозить. Я, поддавшись панике, тоже попытался втиснуться в толпу спешащих покинуть салон трамвая, но папа взял меня за плечи и оттащил обратно.

— Папа! — закричал я ему. — Все же выходят!

— Ну и что? Ты видишь опасность? Нет? А если втиснешься в толпу, то появится опасность или быть раздавленным, или сломать что-нибудь. Можно и одежду порвать. Никогда не паникуй.

И я успокоился. Действительно, многие пассажиры, толкаясь в панике, невольно ударяли друг друга руками, не замечая этого и набивая друг другу шишки и синяки.

Когда все пассажиры покинули трамвай, внутри его оказались только три человека: папа, я и водитель трамвая. Из-под сиденья появилось небольшое пламя. Водитель опустил дугу трамвая, лишая его напряжения, а мы с папой, взяв у водителя вёдра, спустились к Салару, набрали из него воды и потушили разгорающийся в салоне пожар. Конечно, я чувствовал себя немножко героем.

Но при этом я на всю жизнь запомнил эти слова: «Не паникуй!» И этот папин совет мне несколько раз спасал жизнь, когда, сохраняя хладнокровие в смертельно опасной ситуации, я находил спасительный выход из неё.

Эпизод третий. Когда родители в 2000 году переехали из Ташкента в Ульяновск, в их жизни важное место заняла дачная жизнь в деревне Старый Белый Яр. С мая по октябрь каждого года они жили в деревне, занимались небольшим садом и огородом, а в конце лета ходили в лес по грибы.

Я каждый год приезжал к ним на две недели. Сначала приезжал с Иваном, а затем — один.

Последний раз я был с родителями в Белом Яру в августе 2019 года. Папа однажды решил, что можно сходить в лес по грибы. Было сухо, без дождей. Но папа был известный грибник , он чувствовал грибы, и удержать его в доме было невозможно. Мы пошли с ним с утра в лес.

Через час ходьбы по лесу в поисках грибов я притомился. А папа, в свои 85 лет, бодро шёл впереди меня по известным только ему одному тропинкам к грибным местам. И, естественно, из леса мы пришли не с пустыми руками:

Это был наш последний с папой поход в лес «по грибы».

Нужна ваша помощь

Владимир жил на окраине Мариуполя в доме, который построил собственными руками. Когда 24 февраля по указу Путина ВС РФ стали освобождать Украину от «националистов и наркоманов», Владимир отправил свою семью к родителям в центр Мариуполя, а сам остался сторожить дом.

Примерно через месяц снаряд попал в дом Владимира. Сам он находился внутри дома. Ему повезло: соседи раскопали его из-под обломков и отвезли в больницу. Чудом он остался цел — руки, ноги, рёбра, голова остались целыми — но он был сильно контужен и в глаза попали осколки снаряда и цемента, в результате чего он стал плохо видеть. В больнице в сознание он пришёл только через месяц после контузии.

Поскольку Владимир единственный кормилец в семье, он сразу же после выписки из мариупольской больницы стал активно искать способы лечения глаз, чтобы содержать семью, да никто помочь ему не брался ни в Мариуполе, ни на юге России.

Каким-то образом Владимир вышел на нас. Наша маленькая группа, координируемая моей женой Светланой, помогла Владимиру в августе приехать в Питер и поместила его в хостел. Здесь мы его кормим и поим, одеваем и отсюда водим к врачам. В основном с ним возится Светлана. Всё сложно — он же не россиянин и страховки у него нет, поэтому его во всех медицинских учреждениях обслуживают только за деньги. Сколько мы уже потратили на его содержание и лечение, я даже сказать не берусь — то пять тысяч, то десять…

Во второй горбольнице ему в начале октября сделали операцию на один глаз, а то он мог полностью ослепнуть, и эта операция стоила нам немало сил и хлопот. Подключили к решению проблемы даже мэрию СПб и губернатора Беглова!

А вот теперь ему нужна операция более сложная и дорогостоящая, которую нашей группе не осилить финансово, ведь помимо Владимира у нас на попечении есть немало других беженцев, которым мы помогаем.

Прошу всех, кто может помочь, перечислить нам на лечение Владимира любую сумму.

Вот калькуляция медицинских услуг для Владимира, которую нам представили врачи:

1) факоэмульсификация катаракты (ФЭК), монофокальная интраокулярные линзы (ИОЛ) сквозная фемтокератопластика на 1 глаз — 189 000 руб,
2) полное предоперационное обследование — 7000 руб,
3) тест на covid – 1250 руб, пребывание в стационаре — 7 суток (от 2000 до 4000 руб в сутки) — от 14000 до 28000 руб,
4) анестезия — 17000 руб,
5) комплекс лабораторных исследований — 2650 руб,
7) ЭКС с расшифровкой — 1000 руб,
8) прием терапевта — 2650 руб.
Итого 233400 — 247000 руб.

В лечении Владимира мы работаем вместе Григорием Александровичем Михновым-Войтенко. И именно на счёт его религиозной организации мы собираем всем миром деньги на лечение Владимира:

Карта Тинькофф (личная) 5536913936613112. Можно перечислить деньги сюда и указать «На лечение Владимира Р.»

Можно перечислить деньги и на счёт его церкви:

Карта Тинькофф (общины)
5534200054957907

Расчетный счёт
МЕСТНАЯ РЕЛИГИОЗНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ «ПРАВОСЛАВНАЯ ОБЩИНА АПОСТОЛЬСКОЙ ТРАДИЦИИ ВО ИМЯ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ»
ИНН 7804676257
КПП 780401001
ОГРН 1207800129877
Р/Счет 40703810655000004096
БИК 044030653
СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ БАНК ПАО СБЕРБАНК
К/С 30101810500000000653

Херсон

А я не буду ничего комментировать. Просто смотрите на фото и делайте выводы сами.