6. Коммунистический капитализм

От общества социального капитализма возможно два направления развития — к обществу кооперативного социализма или к обществу коммунистического капитализма. Первый путь, как я показал ранее, не самый лучший. В обществе кооперативного социализма нет места предпринимательской инициативе, а это означает, что в этом обществе нет такого разнообразия экономических и социальных благ, как в обществе, где предпринимательская инициатива существует.

Теоретически кооперативный социализм возможен в обществе с избыточным производством экономических и социальных благ, в обществе, где дифференциация оплаты труда столь мала, что наличие капитала не даёт его обладателю каких-либо новых благ и привилегий. Это возможно в ситуации автоматизации и роботизации основных производственных процессов, когда машинам достаётся удел рутинного труда, а человек занимается умственным и творческим трудом. В таком случае предпринимательство приобретает форму некоторого экономического спорта — предпринимательство ради удовлетворения жажды создания нового производства, а не ради максимизации прибыли.

Но пока это условие существования кооперативного социализма не проглядывается даже в дальнесрочной перспективе, поэтому остановимся на анализе того общества, которое не требует утопических предположений и может появиться из общества социального капитализма эволюционным путём. Таким является общество коммунистического капитализма, в котором все блага распределяются равномерно — вне зависимости от доходов граждан.

В таком обществе не запрещаются капиталистические отношения и нет ограничений на капитал. Но владельцы капитала не участвует в управлении государством, иначе они будут влиять на то, чтобы бюджет направлялся на развитие их бизнеса, а не социальной сферы.

Современные европейские государства значительно опередили другие страны в построении такого государства, но до этого общества им ещё далеко. Управляют этими странами те, кто обладает значительными капиталами, а потому социального равенства в них быть не может. Крупный капитал не возглавляет эти страны, но он управляет ими с помощью политических партий, которые капитал и финансируют.

Во всех европейских странах и других странах мира, которые выбрали похожую модель государственного устройства, процедура выбора местной власти, парламента и высшего руководства страны (президент или премьер-министр) построены так, что пройти во власть может только тот кандидат, за которым стоят чьи-то деньги. Это не значит, что депутат, мэр или президент куплены крупным капиталом и пляшут «под дудку» капиталистов. Такое встречается, но не является повсеместным. Сам капитал из политиков, которые хотят войти во власть, выбирает тех, чьё мировоззрение, а, значит, и будущие действия, будут соответствовать интересам представителей крупного капитала. «Зелёных», например, поддерживают те деловые круги, бизнес которых связан с охраной окружающей среды или с производством экологически чистой продукции. А крупные металлургические производства, загрязняющие окружающую среду, «зелёных» финансировать не будут.

Следовательно, в обществе коммунистического капитализма устраняются входные барьеры во власть, определённые необходимостью нести финансовые затраты на это. Здесь нет необходимости собирать подписи у избирателей в свою поддержку, а, значит, нет необходимости осуществлять эту трудоёмкую процедуру с неизбежными затратами финансовых средств. Здесь нет необходимости тратить деньги на продвижение кандидата с помощью разнообразных и дорогостоящих рекламных носителей — плакатов, газет, листовок, роликов по радио и ТВ и др. Единственным вариантом, который устраняет эти барьеры, является использование цифровых технологий на выборах. Мы не будем более тщательно раскрывать этот тезис — это задача другого исследования. Но мы имеем первую важную характеристику или принцип социально-политического устройства государства социального капитализма — выборы во все уровни власти осуществляются так, что они освобождены от входных барьеров в виде финансов.

Общество коммунистического капитализма предполагает эффективную децентрализацию власти и децентрализацию государственных финансов и вот почему.

Представление кластерных благ осуществляется децентрализованно по месту жительства тех групп, где возникает такая потребность на кластерное социальное благо. Это возможно в том случае, когда местный бюджет обладает для этого соответствующими возможностями, а местный орган власти имеет не только полномочия самостоятельно тратить эти средства на соответствующие социальные цели, но и вовремя откликаться на запросы со стороны социальных групп.

Получается так. Коммунистический капитализм возможен в ситуации, когда централизованная власть обеспечивает за счёт средств государственного бюджета удовлетворение всех общественных благ: защита от внешних угроз (оборона), защита населения от внутренних угроз (правозащита), защита от стихийных бедствий, обеспечение работы межрегиональных путей сообщения (автомобильные, авиационные и железные дороги) и некоторые другие.

А кластерные блага обеспечиваются и становятся общедоступными всем слоям населения за счёт местного бюджета: образование, культура, здравоохранение, различного рода институты повышения  квалификации и развития творчества, формирование клубов по интересам, проведение зрелищных и художественных мероприятий, экологические мероприятия и т.п.

Поэтому основная часть социальных программ формируется и реализуется на местах. Это возможно тогда, когда все собираемые налоги остаются в распоряжении местных властей. В таком обществе нет варианта, когда, например, предприятие работает в Норильске, а зарегистрировано в Москве, в результате чего налоги этого предприятия идут в бюджет Москвы, а не в бюджет Норильска. Сегодня НДС полностью идёт в федеральный бюджет, а в региональные и местные бюджеты от этого налога ничего не остаётся. При коммунистическом капитализме НДС будет оставаться в регионе.

В такой системе местные власти перечисляют в центральный бюджет государства только часть из собранных на местах средств, причём перечисление этих средств осуществляется по квоте, которая определяется общегосударственными затратами на безусловное удовлетворение общественных социальных благ.

Иначе говоря, парламент страны по представлению кабинета министров определяет размер затрат на оборонные нужды, на существование правоохранительных органов, на работу судебной системы, на строительство и содержание путей сообщения, на научные исследования и т.п. Он же определяет затраты на содержание органов управления страной и на создание новых производств (в отраслях естественных монополий), например, на строительство космодромов. Эти затраты согласовываются с региональными и местными парламентами, после чего и утверждается государственный бюджет.

Общегосударственные расходы оплачиваются за счёт средств, собираемых регионами, и квота взносов в общегосударственный бюджет вычисляется пропорционально доходам бюджета каждого региона. Если, например, доля региона А в ВВП страны составляет 5%, то и на общегосударственные нужды этот регион А должен отчислять 5% от величины общегосударственного бюджета. Ни больше и не меньше. Все остальные средства принадлежат региону и местным властям. За этот счёт реализуются местные и региональные программы социального и экономического развития. Более подробно этот принцип я здесь раскрывать не буду — это отдельная тема, но смысл этого принципа ясен: бюджет государства формируется последовательно от местных и региональных бюджетов к общегосударственному бюджету.

Это означает, что не регионы просят денег у царя-батюшки, а наоборот. В такой ситуации сам факт появления «царя-батюшки» становится невероятным. Центральная власть в стране не может диктовать свою волю стране, и раздавать деньги регионам по принципу старого советского мультфильма: «кто похвалит меня лучше всех, тому дам самую большую конфетку», а наоборот — страна диктует свою волю центральной власти.

В Конституции РФ прописано о том, что в России три ветви власти не зависят друг от друга: законодательная, исполнительная и судебная. На деле всё иначе — в стране правит исполнительная ветвь власти, а остальные веточки «пляшут под её дудку». И это не удивительно. Самая демократичная Конституция первой половины ХХ века была в СССР, но это не мешало Сталину отдавать распоряжение о расстреле тысяч невиновных людей без суда, нарушая эту самую демократичную в мире Конституцию. При диктатуре люмпен-пролетариата искажается правовое пространство — чем ближе к власти, тем меньше сила законов.

Принцип разделения властей правильный, а для его реализации нужны соответствующие механизмы.

Законодательная власть должна состоять из двух элементов. Первый элемент этой власти готовит тексты законов и поправки к ним. Он же формирует государственный бюджет по представлению кабинета министров. Поэтому в таком органе власти работают только профессионалы высшего класса — учёные и практики. Здесь нет места артистам и спортсменам.Таким органом в современной России должна быть Государственная дума. Входным барьером в эту часть законодательной власти должен быть только высочайший уровень образования или опыт успешной профессиональной деятельности, а не принадлежность к той или иной партии.

А вот второй частью законодательного органа власти должен быть орган представительный — в нём как раз место артистам и спортсменас. Его задача — рассматривать предложения профессионалов (из Госдумы) на предмет соответствия разработанных ими законов чаяниям тех слоёв населения, которые представляют народные депутаты. Такую роль в России вполне может выполнять Совет Федерации.

Нет смысла доказывать очевидную вещь — в оба органа власти депутаты избираются открытым всенародным голосованием. Важно то, что у депутатов этого Парламента нет и быть не может никаких льгот и привилегий. Это — работа, которая должна быть достойно оплачена. И всё.

Исполнительный орган власти нанимается на работу народом и существует за счёт налогов, которые платит народ. Задача этого органа власти — реализовать в жизнь основные пожелания народа. Не мысли премьер-министра или президента реализуются в жизнь, а именно пожелания народа, официально принятые самим народом. Следовательно, в основе работы исполнительного органа власти должен лежать документ, утверждаемый народом всеобщим голосованием. Таким документом может быть кратко на одной странице изложенная стратегия пятилетнего развития страны. Такие стратегии представляют народу на голосование разные политические партии или партийные объединения, которые для реализации этих стратегий формируют команды исполнителей — кабинет министров во главе с премьер-министром. Та пятилетняя стратегия, за которую проголосует большинство населения, и реализуется кабинетом министров, подготовившим эту стратегию. То есть народным голосованием принимается в связке Стратегия и кабинет министров, который будет работать над реализацией одобренной народом программы.

Судебная власть также должна формироваться народом и быть независимой от двух других ветвей власти. Эта независимость может быть достигнута так. Один раз в пять или в семь лет народ открытым голосованием выбирает членов Верховного суда. Членами Верховного суда могут быть граждане страны, имеющие высшее образование и не обязательно юридическое. Выбираются в члены Верховного суда порядочные граждане, доказавшие своей жизнью приверженность идеалам справедливости и законности. Это могут быть правозащитники, общественные и политические деятели, известные адвокаты и судьи — все те, кому народ доверяет. Те, кто своей жизнью доказал, что он является неподкупным. А вот уже Верховный суд назначает на должности и освобождает от должностей судей более низшего уровня иерархии из числа профессиональных юристов. Работа всей судебной системы относится к числу общественных благ, а поэтому финансируется из федерального бюджета.

В этой системе, на первый взгляд, нет места президенту. Но это — на первый взгляд. На самом деле именно президент страны должен выступать тем связующим звеном, благодаря которому три ветви власти работают гармонично. Ему принадлежит окончательное слово в принятии или в непринятии законов.

В вышеизложенной системе взаимоотношения властей могут возникать конфликты. Пример. Проект федерального бюджета формируется кабинетом министров на основании той Стратегии, которую избрал народ. Вполне вероятно, что этот бюджет не будет одобрен законодательной ветьвю власти. Задача президента — решить возникшую проблему.

Или другая ситуация — Верховный суд представляет кабинету министров свои предложения о финансировании работы всей судебной системы страны, а у кабинета министров есть возражения по этому поводу. И вновь арбитром выступает президент страны.

А возможна и ситуация, когда Кабинет министров не выполняет своих обещаний — в принятой народом Стратегии написано одно, а делается министрами совсем другое. Президент исправляет ситуацию, а если кабинет министров не согласен с ним, выносится на народное голосование вопрос об отставке кабинета министров или отставке президента.

И ещё один важный принцип существования общества коммунистического  капитализма — свобода создания и функционирования общественных организаций и объединений. Если три человека хотят создать общественную организацию, они её создают, приняв проект Устава организации и послав его на регистрацию в представительный орган министерства юстиции. Задача этого представительного органа заключается в том, чтобы проверить проект Устава на его соответствие закону, а в случае обнаружения этого несоответствия внести в проект Устава необходимые исправления, которые согласуются с создателями организации. Министерство юстиции и его органы несут ответственность за регистрацию общественных организаций — они выступают помощником и советчиком таких организаций, а не контролирующим и запрещающим органом.

Почему в обществе коммунистического капитализма это — важный принцип? Потому, что в таком обществе социальные блага распределены равномерно и являются общедоступными. Социальные потребности этих групп должны учитываться в процессе формирования местных и региональных бюджетов для финансирования социальных благ местного общества. А выявлять такие потребности можно только с помощью официально существующих общественных организаций, которые суть подобных потребностей могут сформулировать и участвовать в формировании местных и региональных бюджетов.

Вполне возможно, что именно после построения общества коммунистического капитализма будут формироваться элементы другого общества — кооперативного социализма или социализма. Но в нашем исследовании такая далёкая перспектива не интересна.

Понимая, к чему надо стремиться, мы теперь можем понять и то, как это делать.