1. Капитализм, социализм и коммунизм

Тысячелетиями основной способ производства в любых цивилизациях основывался на использовании земли и труда. Богатыми были не те, у кого было много денег, а те, у кого было много земли. Земля была основным ресурсом производства. Она была средством обогащения. Так было в рабовладельческую и феодальную эпохи.

Если у человека было много денег, то их он мог тратить на развлечения, на украшения и т.п. Но такой человек не был богатым, поскольку за счёт денег он не мог участвовать в производстве, поскольку основным производственным ресурсом была земля. Богатство тогда определялось простой формулой: земля+деньги. Нет земли — ты не богач. Не случайно практически повсеместно в Европе действовал закон, запрещающий чужеземцам покупать землю. Евреи также считались чужеземцами и этот, гонимый со всех сторон народ, мог заниматься только ремеслом, торговлей и ростовщичеством.

В недрах феодализма зародился новый тип производства — промышленный. Ремесленник выполнял все операции сам. А когда кому-то в голову пришла мысль поручить выполнение каждой отдельной операции отдельному человеку, началось промышленное производство. Специализация труда позволила воспользоваться эффектом концентрации, резко снизить себестоимость производства продукции. Так возникло промышленное производство.

Если в сельскохозяйственную эпоху производство осуществлялось с помощью земли, труда и элементарных инструментов труда, то в нарождающемся промышленном производстве, предвестнике капитализма, использовались труд и сложные инструменты. Для того, чтобы быть включённым в производственный процесс в сельскохозяйственную эпоху, необходимо было купить землю — а эта возможность ограничивалась сословными признаками. Для того, чтобы вступить в производственный процесс в промышленную эпоху, необходимо было купить инструменты. Никаких ограничений — только наличие денег!

Для обогащения за счёт прироста объёмов производства в сельскохозяйственную эпоху нужно было прикупать землю, а её объём был ограничен. Для прироста объёмов производства в промышленную эпоху нужно было только прикупить новые станки и оборудование — а их объём ограничивался только скоростью их производства. Как видно, важнейшим ресурсом обогащения стали деньги: за деньги можно было купить промышленное производство, за деньги можно было продать промышленное производство, и вновь купить новое производство. Получилось так, что деньги стали основным ресурсом производства. Когда это стало повсеместным, появился капитализм. Деньги перестали быть богатством. Они стали средством обогащения.

Как видно, и в рабовладельческую эпоху, и при феодализме, и при капитализме — неизменным был только один ресурс, а именно — труд. Владельцы земли, а в последующем и владельцы капитала, всегда использовали чужой труд — рабский или наёмный. И всегда происходило то, что стали уже на начальной стадии капитализма называть «эксплуатацией труда».

Есть «эксплуататоры», а есть «эксплуатируемые», а потому есть экономическое неравенство, за которым следует неравенство социальное. Неравенство порождало естественное недовольство им. О том, как устранить это неравенство, первым, похоже, заговорил Платон. Его идеальное государство предполагало рациональность поведения всех граждан (никаких излишеств!) и мудрость правителей. В последующем многие другие мыслители думали о создании подобных обществ всеобщей справедливости, но если внимательно присмотреться к многочисленным утопиям, и рассуждениям о справедливом обществе, то мы увидим просто развитие этих двух принципов, сформулированных ещё Платоном — самоограничение потребностей граждан этого государства и мудрость правителей.

Только с ростом капитализма эта точка зрения на справедливость и несправедливость начала трансформироваться в сферу производственных отношений. Мыслители XVIII века всё чаще стали видеть проблему несправедливости в том, что работают многие, а прибылью (основными результатами их работы) пользуются немногие, а именно — владельцы фабрик, заводов и земли. Вот в чём источник несправедливости, считали они — в частной собственности на основные производственные ресурсы!

Поэтому, если основные производственные ресурсы перейдут в руки тех, кто их использует в своей повседневной жизни, то тем самым устранится источник экономического и социального неравенства. Наступит общество справедливости. Этот главный принцип лёг в основу того учения, которое называется «социализм».

Как видно, в социализме есть две возможности:

  1. Средства производства принадлежат тем, кто ими непосредственно пользуется в производстве (фабрики и заводы — рабочим, землю — крестьянам);
  2. Средства производства принадлежат всему народу, то есть являются государственными.

Первая форма социализма предполагает совладение, как форму собственности и сотрудничество, как форму организации труда. Лучшим вариантом такой формы социализма является кооперация. И именно появление в 1844 году первого работающего кооператива в английском городе Рочдейле (Rochdale), ознаменовало собой эмпирическую проверку теоретической гипотезы об этой форме социалистических отношений.

Кооператив предполагает объединение средств производства, но не их обобществление. За свой вклад в капитал кооператива владелец этого вклада получает вознаграждение в виде установленного процента, чаще всего близкого к банковскому проценту. Но прибыль распределяется пропорционально труду каждого, а не пропорционально размеру вложенного капитала (а именно это предусмотрено капиталистическими отношениями). И управление этим кооперативным предприятием осуществляется по принципу: один участник — один голос. При капиталистических отношениях, как известно, принцип другой — размер голоса определятся размером вложенных средств (долей в общем капитале).

Такой кооперативный социализм, предполагает самостоятельную независимую хозяйственную деятельность всех социалистических предприятий. А взаимоотношения между ними могут быть рыночными.

Вторая форма социализма предполагает, что все средства производства принадлежат народу, а распоряжается этими средствами власть, тем или иным способом уполномоченная народом на это. Приверженность к этой второй форме социализма проявляли те социалисты, которые впоследствии стали называться «коммунистами». Первой форме социализма отдавали предпочтение те, кто и сегодня называет себя «социалистами».

Для коммунистов социализм может наступить только через революцию. Для социалистов он наступит эволюционным путём, когда кооперативная форма собственности вытеснит капиталистические отношения в ходе конкурентной борьбы.

Легко заметить, что в Европе происходит «строительство» именно этого социализма, а в СССР «строился» государственный социализм, неэффективность которого легко доказывается теоретически и было продемонстрировано практически — СССР всегда был страной хронического дефицита и хронического долгостроя, ведь общегосударственная собственность на средства производства предполагает исключительно плановое ведение хозяйства, плановое распределение продуктов населению и полное исключение рыночных механизмов распределения.

Чисто теоретически возможна и третья форма социализма, совмещающая государственную форму собственности на естественные монополии и кооперативную форму собственности во всех остальных сферах деятельности. Но попытки внедрения такого варианта построения социализма, о котором тезисно написал В.Ленин в одной из последних своих работ «О кооперации» , даже не были предприняты.

Итак, сегодня реально существует две системы — чистый капитализм (США) и нарождающийся в недрах капитализма кооперативный социализм (Европа). Россия могла повернуть от государственного социализма к социализму кооперативному (способы таких изменений в экономике искал, но не нашёл М.С.Горбачёв), но стараниями Б.Ельцина и гайдаровской команды страна вступила на путь чистого капитализма. Очевидные последствия этого — резкое экономическое и социальное неравенство.

А что собой представляет коммунизм? Отбрасывая в сторону несущественные характеристики, главным в коммунизме является изобилие производимых продуктов. Производимых продуктов должно быть столько, какова в них потребность и даже больше. А это значит, что должна как минимум существовать такая система планирования производства, которая бы мгновенно учитывала пожелания члена этого коммунистического общества и обеспечивала такую же мгновенную доставку продукта, удовлетворяющего это пожелание.

Если, например, коммунистка (жительница этого общества) захочет себе красненькую сумочку вот этого фасона из крокодиловой кожи, то эта сумочка должна быть в наличии и мгновенно ей доставлена. Если же она захочет вечером пойти в гости в бриллиантовой диадеме, то такая диадема также должна быть в наличии. Но при ограничении природных ресурсов (бриллиантов на всех не хватит, да и крокодилов не напасёшься) этого быть не может. Коммунизм тогда означает добровольное ограничение своих потребностей. Это значит, что коммунистка будет носить не красную сумочку, а просто — сумочку. И в гости она будет ходить не в диадеме, а в гладко причёсанной и в простых чистых (скорее всего) одеждах. В первых монастырях так и было — монахи добровольно ограничивали себя во всём и трудились вместе. Эти монастыри не выдержали конкуренцию с теми монастырями, которые производили, покупали и продавали, а на вырученные деньги улучшали жизнь монастыря и удовлетворяли всё возрастающие потребности своих монахов.

Получается, что коммунизм — это Платоновское идеальное государство, когда потребности членов этого общества рациональны и подвержены жёсткому самоограничению. Нерациональность, присущая человеку, в коммунизме не предусмотрена. Коммунизм — это не для человечества.